.RU

элиту можно определить как группу, имеющую преиму­щества (привилегии) по сравнению с другими людьми


элиту можно определить как группу, имеющую преиму­щества (привилегии) по сравнению с другими людьми. Часто элита позволяет себе жить по своим законам, тогда как обычные люди вынуждены жить либо по нормам официального права, либо более строго придерживаться норм морали. Например, всем известно, что если представитель элиты даже совершает преступление, то благодаря связям и дорогому адвокату, его скорее всего оправда­ют или назначат гораздо меньшее наказание, чем обычному чело-Веку. То, что позволено элите (и псевдоэлите), не позволено про­стому смертному...

Сказанное относится и к подлинной элите, ориентированной на творчество и достоинство, ведь, например, только настоящий Мыслитель позволит себе рассуждать о том, о чем простые смерт­ные даже подумать боятся, так как скованы существующими мо-Ральными нормами и предрассудками. И не дай бог, если таких Настоящих мыслителей будет большинство: в обществе просто нач-


378

379

нется хаос. Но без таких мыслителей общество обречено также на стагнацию. Важно разумное соотношение между настоящей (под­линной) элитой, псевдоэлитой и довольными собой жизнерадост­ными обывателями.

Интересной особенностью псевдоэлиты является и то, что он; обладает возможностью перераспределять чувство собственной знь чимости в свою пользу. Например, если представитель элиты ведет; паразитический образ жизни (просто «прогуливает» доставшееся' ему наследство), то общественное мнение все равно будет отно* ситься к нему более уважительно (точнее, завистливо, но таки признавая такого человека «элитой»), чем к настоящему тру, женику, который еле сводит концы с концами [18, с. 176—178]., Существующие (и существовавшие ранее) идеологические систе* мы ловко обосновывают привилегии элиты и поддерживают общественном сознании уважительное к ней отношение. А обще-*! ственное сознание с радостью принимает такие обоснования^ поскольку не может жить без элиты и часто даже «видит в эл отражение своих потаенных чаяний и надежд», хотя еще в тианских заповедях сказано: «Не сотвори себе кумира...».

Правда, одновременно идеологическая система обосновыва и «преимущества» жизни «простого человека» (идея эгалитар ма), но все-таки при этом подразумевается, что элитой быть н много лучше... Кроме того, в большинстве развитых стран, гд помощью умелой рекламы создается «образ счастливого обыва' ля», уровень жизни достаточно высокий по сравнению с остал: ным миром, и поэтому средний обыватель реально чувствует с» превосходство над большинством населения Земли (а это уже псе: доэгалитаризм).

Анализ сущности элитарных ориентации позволяет выдел их интересную особенность. Многие люди, реально оценивая с: возможности, стремятся не столько стать «элитой», сколько п; сто приблизиться к ней, почувствовать свою сопричастность эл и рассказать о ней окружающим. Этому возможно следующее объж нение. Если простой человек переходит на следующий урове социальной иерархии (попадает в более элитную группу), то неизбежно сталкивается с тем, что межчеловеческие отношен: значительно для него усложняются (известно, что чем преет: нее «тусовка», тем в большей степени проявляются в ней «в> законы», основанные на зависти и интригах). Попав в более п; стижную среду, такой человек, скорее всего, вынужден будет; вольствоваться довольно скромной социальной ролью и ему пр. дется сильно постараться (в том числе и пойти на определенн внутренние компромиссы), чтобы занять в этой группе более вилегированное положение. И далеко не все на это способны элитных группах происходит довольно жесткий естественный ' бор).

380

Поэтому многим людям гораздо проще бывает, лишь сопри­коснувшись с элитной группой (просто «отметившись» там), вновь вернуться в свою прежнюю, менее престижную группу, и занять Б ней если и не самую главную, но все равно довольно приемле­мую для себя социальную роль, постоянно напоминая всем о том, что он «избранный», что его «приняли» в более престижной «ту­совке», и, естественно, получать с этого определенные психоло­гические дивиденды.

Возможность стать настоящей элитой многих просто пугает. Следует заметить, что лица, занимающие самую высокую иерар­хическую ступеньку (например, царь или сам Господь Бог) с эли­той обычно не отождествляются, поэтому многие даже и не вооб­ражают, что могут стать «самыми лучшими из лучших». Примеча­тельно, что «нижней границей» элитарности является откровен­ное «слабоумие», когда вообще нет никаких претензий быть «луч­ше, чем ты есть на самом деле». И в этом смысле (в смысле не­привлекательности для большинства) верхняя иерархическая сту­пенька и самая нижняя как бы идентичны. Поэтому когда кто-то заявляет о своей претензии стать «самым-самым», то о нем гово­рят, что он, видимо, просто «свихнулся». А обычный человек го­тов даже много «заплатить», чтобы его, не дай бог, кто-то не поставил на более высокую иерархическую ступеньку.

Быть самым лучшим — это значит взять на себя огромную от­ветственность и выступать образцом совершенства. Но для многих людей (включая и представителей различных элит) важно сохра­нить за собой право на несовершенство (на различные слабости и пороки, от которых трудно отказаться). Быть просто сопричаст­ным элите очень выгодно, так как от ее имени и под ее покрови­тельством можно решать множество вопросов. Но при этом чело­век неизбежно сознательно ставит себя ниже некоего более высо­кого существа, под покровительством которого он действует. Для кого-то такое положение уже является фактом ущемления соб­ственного достоинства, а для кого-то это вполне нормальное со­стояние. Но о последних почему-то принято говорить как о «холу­ях», как о «придворных», как о «слугах», как о «шестерках» и т- п., т. е. как о людях, не имеющих своего лица и своего мнения. И это тоже их плата за «успех».

^ Проблема элиты и псевдоэлиты в контексте рассмотрения проблемы личности и «мничности»

Проблема поиска элитарного идеала самоопределения может выть понята, если обратиться к противоположным образам. На­пример, выделение подлинной элитарности и псевдоэлитарности №отя бы как предметов для дальнейшего осмысления) позволяет п°-новому взглянуть и на некоторые понятия психологии лично-

381

сти. В частности, несколько расширить первоначальное значени
нового термина, предложенного В. В. Петуховым и Т. А. Нежно-
ВОИ) — «мнимая личность» («мничность»), обозначающего не^
способность человека к поступку в изменившейся социокультур-;
ной ситуации, когда требуется найти новые смыслы в существу-,
ющих культурных нормах и запретах и, таким образом,^ сохра-,
нить преемственность культуры и свою целостность в ней. При-]
менительно к проблеме элитарных ориентации интересно при-*
вести некоторые рассуждения В. В. Петухова о «мничности» и=
«личности»: «Личность принимает жесткие обыденные законы^
но, стремясь поступать, быть, как все, — "обыкновенным чу­
дом", исключением из житейских правил. Мничность же, наобо­
рот, стремится получить результат сразу, стать исключительной
(личностью) — не как все, подчеркивая "самоосуществление"
индивидуальности как условие и цель развития общества. Легко'
предположить, как она, разузнав, например, про черты самоак­
туализирующейся личности (по А. Маслоу), пожелает воспроиз-5
вести их на себе, гордо заявляя всем — "хочу быть честным",;
добрым, храбрым, а то и "хочу любить". Но ничего не выходит;
вылезая из повседневности, мничность остается посредственной,-
тяжко переживая и пытаясь скрыть свою "обыкновенность"...»
[16, с. 72-73]. )

Поскольку и новые понятия также должны развиваться и бытВ в постоянном «движении», мы хотели бы несколько расширит" исходное значение термина «мничность», увязав его с элитарно! ориентацией человека, не желающего по-настоящему вырва" ~ из обволакивающих сетей «массового сознания». Такой челове хочет стать лучше, но боится принимать ответственные решения; боится думать своей головой (вопреки «общественному мнению»)^ у него ничего не получается, вернее, получается только внеш (он может что-то изображать и даже достигать определенного «п> ложения в обществе», но в ответственные моменты смалодушнИ чает, а то и «смалсумничает»). Такой человек «мнит» из себя что то значительное (да еще нередко с претензией на свою исключи тельность, элитарность), но в итоге также получается — «мни* ность» (человек, который всего лишь «мнит» из себя личность).

^ Модель психологического пространства элитарности

Представленная ниже модель пространства элитарности многом близка к модели, предложенной В. Франклом, где на о> ной оси отражен традиционно понимаемый жизненный успех, на другой, главной оси, — «осуществление» человека как личН сти [25, с. 303-306].

На нашей модели также имеются две оси: внешняя атрио> элитарности (ось псевдоэлитарности) и подлинная элитарнс

связанная с реальными проявлениями творчества и достоинства (подлинная, внутренняя элитарность) (схема 2).

Внешняя "яркость" (псевдо­элитарность)

Внешняя

"серость"

Творчество, достоинство (подлинная элитарность)






А







Элита "массы"

Элита "элиты"

1 Средние слои ,




общества 1 1 1




Масса "массы"

Масса "элиты"

1




Зависимость, конформизм

Схема 2. Пространство элитарности. По горизонтальной оси — внеш­нее проявление элитарности (элитарная атрибутика), по вертикальной — внутренние проявления элитарности (подлинная элитарность)

Можно следующим образом конкретизировать представленные на модели координаты.

Псевдоэлитарность проявляется через модную одежду; престиж­ные вещи; престижные знакомства; через знатную родословную; изысканные манеры поведения и интонации; через престижный «образ жизни» и престижные «социальные роли и стереотипы», через престижный «уезд» из «этой страны» за границу и т. п. Глав­ное здесь то, что все эти внешние символы (атрибуты) элитарности являются общепринятыми (одобряемыми основной массой, на уров­не не только группы, но и всего общества), хотя известно, что «количественное» одобрение далеко не всегда свидетельствует о «качественной», реальной культурной ценности данного элитар­ного идеала.

Подлинная элитарность проявляется в служении идеалам добра, справедливости и истины, когда такое служение становится не средством достижения каких-либо благ (см. внешние символы эли­тарности), а является самоценным; в определенном, не обязатель­но престижном, образе жизни (жизни творческой, героической, Неординарной и т. п.).

Главное здесь то, что эти идеалы являются не столько обще-пРинятыми (одобряемыми большинством, «стандартизированны-^и» общественным мнением), сколько уникальными, индивидуаль-н° построенными, через такие идеалы человек реализует свою

383

субъектность и далеко не всегда бывает признанным, «одобрен ным» и понятым большинством (массой). Как отмечает В. В. Пету-| хов, «цель творчества — самоотдача, а не шумиха, не успех», «о» не имеет цели, т. е. не является действием, а имеет внутренни: мотив, т. е. должно рассматриваться как деятельность» [16, с. 116].'

Традиционно связываемая с элитарностью власть может отно-< ситься как к внешним символам (власть, вынужденная, выпол-; няемая по алгоритму), так и к подлинной элитарности (власть,; реализуемая через творчество, благородство и достоинство, в том-числе и власть над собой).

Разделение элитарности и псевдоэлитарности близко к тому,: как Э. Фромм разделял внешнюю и внутреннюю активность.' По Э. Фромму, при внешней активности человек просто занят,; он и его дело разделены (человек «отчужден» от своего дела,' действие совершается над ним), тогда как при внутренней (под­линной, «неотчужденной») активности человек «ощущает себя как субъекта деятельности» и «оживляет все, чего бы он ни кос* нулся» [26, с. 96-97].

В случае ориентации на подлинную элитарность человек преж-»; де всего выступает как реальный творец, субъект, для которо важны не столько получаемые «выгоды», сколько сам проц& творчества (творчество — это и есть жизнь творца), а уже симво. элитарности создаются (или соотносятся с личностью творца: окружающими людьми, эти символы появляются лишь потом (; иногда они вообще могут не появляться). В случае ориентации 41 ловека на псевдоэлитарность более важными становятся имен» внешние символы элитарности (как результаты), тогда как с; процесс творчества воспринимается человеком как нечто вынуж денное, по сути своей чуждое ему. Хотя в стремлении к та: символам человек может иногда демонстрировать чудеса ловю сти, изобретательности и даже порядочности, но в глубине д; он все-таки продолжает ориентироваться не на эти ценности, именно на внешние символы своего признания. Это также соста: ляет одну из проблемных линий личностного развития.

Для психолога проблема заключается не в том, чтобы переори"' ентировать человека на более «хороший» элитарный идеал (н пример, на подлинную элитарность), а в том, чтобы помочь найти именно свой вариант стремления к элитарности, котор соответствует его собственным представлениям о смысле и ц ности жизни и общему уровню его духовного развития. Пробле; эта усугубляется «двойственной моралью», характерной для о временного общества. Как отмечала К. Хорни, с одной сторон; «успехом восхищаются почти независимо от того, какими с"" ствами он достигнут» («в религии эта установка выражается в верждении, что успех — это милость божья»), а с другой сто; ны, — поощрение «скромности и бескорыстия как социальных

религиозных добродетелей» [29, с. 104]. Кроме того, человек, с одной стороны, понимает, что для достижения успеха ему нужно проявить не только такие качества, как «предприимчивость» и «активность», но и «жестокость», «агрессивность», «враждеб­ность», а с другой стороны, человек нуждается в «любви» и «при­вязанности», которые как бы исключают качества, приводящие его к успеху [там же, с. 102—103]. Все это часто лежит в основе возникновения «неврозов» и «чувства неполноценности», кото­рые, по словам К. Хорни, «порождаются отказом от соперниче­ства, когда оно является выражением несоответствия между вы­сокими идеалами и реальными достижениями» [там же, с. 100].

Элита элиты (см. схему 2) — это люди, добившиеся призна­ния, успеха и благополучия в результате действительно творчес­кой, достойной жизнедеятельности.

Масса элиты — это люди, часто лишь имитирующие творче­ство, но все-таки относящиеся к престижным общественным кру­гам, близкие к элите и часто составляющие лишь «фон» для про­явления чувства элитарности у настоящих представителей элиты; это, например, могут быть люди, важно «прогуливающиеся по Елисейским полям», и о которых, по словам французских социо­логов М. Пэнсон и М. Пэнсон-Шарло, настоящие французские аристократы презрительно говорят как о «фауне» [21, с. 203].

Элита массы — это люди, которые при реальном проявлении творчества и достоинства все-таки не смогли добиться внешнего признания, благополучия и знаменитости.

Масса массы — люди, которые смирились со своим внешним неблагополучием и никак уже не проявляют творчества при по­строении своего счастья. Их уделом остается лишь с затаенной радостью (а чаще — с завистью) наблюдать за жизнью более бла­гополучных людей, например приобщаться к элите через «мыль­ные оперы», через наблюдения за склоками в среде элиты, со смаком описываемыми в бульварной прессе и т. п.

Наконец, средние слои — это люди, которые частично вбирают в себя характеристики всех перечисленных групп, но которые могут ПРИ определенных условиях переместиться в эти группы.

Данная схема позволяет не только оценивать устремления и Реальное место различных людей (используя для этого обобщен­ные стереотипы или конкретные примеры), но и каждому кон­фетному человеку более предметно размышлять о своих собствен-ных элитарных ориентациях.

^ Верхние и нижние границы представлений об элитарности

На основании представленной модели «пространства элитар-°сти» (см. схему 2) можно условно обозначить верхнюю и ниж-1010 границы понятия «элитарность». Например, по оси творче-


384

385

ства верхней границей можно было бы считать нечто божественнс Господа Бога трудно себе представить в качестве представите* «элиты», поэтому даже для самых «шустрых» представителей эли| ты место Бога недосягаемо. Аналогично сложно представить «эли! тарным» и настоящего, труднопонимаемого современниками ге« ния, заслуги которого часто оценивают лишь потомки (и соответ-1 ственно лишь потом относятся к нему почти как к божеству). •

Интересно, что этологи, изучающие взаимоотношения стад.» ных животных, обнаружили, что место высшей иерархии (мест ! сверхиерарха) даже при самом тираничном вожаке стада так» всегда остается вакантным. «В мире животных возможность сверх! иерарха не реализована. Только у собак (ездовых, пастушеских 1 охотничьих) она реализуется: для вожаков стаи сверхиерарх это их хозяин... он им не ровня, он божество»,— пишет В. Р. Дол! ник. Но если кто-то как-то приближен к такому «божеству», то 01 становится как бы «субдоминантом сверхиерарха», его «жрецом со всеми вытекающими привилегиями и соответствующим уваже нием остальной стаи [6, с. 145—146].

Нижней границей понятия «элитарность» по оси творчества: ляется откровенное «слабоумие», когда человек просто не спос бен на высшие проявления духа. Правда, чистота и непорочное! таких людей также позволяют на уровне общественного мнени относиться к ним как к «божьим людям». Верхнюю и нижню! границу по оси творчества объединяет то, что ни «Бог», ни «~ жьи люди» по-настоящему еще не поняты, они загадочны ; подавляющего большинства людей, перед ними по-своему щ клоняются и одновременно страшатся их.

По оси внешней яркости (см. схему 2) границы у обоих пол! сов определяются отсутствием символов элитарности (престю ной одежды, вещей, манер поведения, образа жизни и т. п.; приемлемых для данной группы, в данное время и в определен ных условиях, т. е. несоответствием элитарному стандарту, кот' рый постоянно меняется как некая мода. Например, если вое разить, что люди столкнутся (может быть, когда-нибудь) с прс ставителями более развитой цивилизации (или какой-то инО культуры), то еще неизвестно, будут ли эти представители в" приниматься как «элитарные». Человеку массы (человеку псе доэлиты), ориентированному на внешнюю, «декоративную» эл тарность, очень трудно воспринимать что-то новое до тех пс пока значимая для него социально-профессиональная среда оценит это новое как нечто заслуживающее восхищения. То самое относится и к людям, не обладающим внешними симт лами элитарности, но искренне стремящихся к ним в своих П* мыслах. Для такого человека последняя модная марка автомоб* ля может оказаться важнее, чем все истины и красоты вместе взятые.

386

Приведенные выше рассуждения позволяют выдвинуть следу­ющее предположение: и по оси творчества, и по оси внешней яркости пространства элитарности (см. схему 2) общими грани­цами понятия «элитарность» является недоступность пониманию божества, гения или иной моды (иных символов элитарности). При этом большинство людей (масса) оценивают высшее творче­ство и благородство хотя и как непонятное, но вполне доступное при некотором желании (что выражается примерно в такой пози­ции: «если бы я захотел, то разобрался бы, сотворил, совершил, сделал бы "то же самое", что и гений, но я не хочу голову над этим ломать...»). Здесь мы можем говорить об иллюзии легкости реализации высшего творчества, когда человек «мнит», что ему оно доступно.

Высшие достижения по приобретению внешних символов эли­тарности многие воспринимают как вполне понятные (благодаря всепроникающей манипулятивной рекламе), но как труднодости­жимые (это может быть выражено примерно в такой позиции: «я знаю, чего хочу, да вот не получается пока...»). Здесь также можно говорить об иллюзии, но уже об иллюзии знания, понимания. И в случае иллюзии легкости достижения высшего творчества и благо­родства (неужели быть гением так просто?), и в случае иллюзии понимания того, ради чего вся земная суета (неужели ради модных вещей и престижного времяпрепровождения по стандартному ал­горитму, определяемому «общественным мнением» и «предрассуд­ками»?) мы имеем дело с проявлениями «мничности», когда кажет­ся, что все просто и доступно. Но, как говорил М. К. Мамардашви-ли, подлинная культура — это «практикуемая сложность», и имен­но через эту «сложность» соединения «вечного с настоящим» че­ловек может «осмелиться быть» личностью [11, с. 173—176].

^ 3. Элитарные ориентации в профессиональном самоопределении, труде и творчестве

Успехи в труде как основа чувства собственной значимости

В профессиональной ориентации одним из важных факторов самоопределения является «престижность выбираемой профессии» 19]. Все больше появляется теорий элитарности (социальной стра­тификации), где акцент делается на отношение к профессиональ­ной деятельности — например, теория Дональда Дж. Треймана, гДе положение человека определяет престиж его профессии, или Теория У.Ллойда Уорнера, где принадлежность к тем или иным Классам зависит от знатности и его рода занятий.

В последнее время психологи все больше говорят о новой ин-ТегРативной науке акмеологии (от древнегреч. «акме» — верши-

387

на), связанной с высшими достижениями профессионального и жизненного развития. При этом, как отмечает Е. А. Климов, до­стижение вершины профессионального развития не есть статич­ная ступень — «дошел», «уселся» на нее, «достиг». Это «реально­сти функциональные», это не «окаменелости», а процессы; все время должна происходить деятельность по поддержанию, кор­рекции, оптимизации достигнутого состояния [10, с. 6, 25].

Сразу же возникает проблема выделения критериев наивысщ
профессиональных достижений (критериев «акме»). В этой свя
А. А. Бодалев отмечает: «Признание или непризнание выдающих-:
ся достижений человека большинством людей, будь они даже спе­
циалистами в той области, в которой проявил себя этот человек,
еще не означает, что он достиг или не достиг вершины в своем!
развитии... Показателем достигнутого уровня акме является все-|
таки практика: насколько свершенное человеком действительней
работает или будет работать на социальный и технический про-|
гресс... на преумножение ценностей жизни и культуры... на более)
глубокое постижение законов развития природы, общества и че-<.
ловека» [3, с. 119]. '

В психологическом плане интересно как раз то, насколько человек осознает, ощущает, переживает и чувствует свою соци альную значимость (значимость своего труда для окружающих ют даже для культуры в целом). Идея «чувства сопричастности челоч века с обществом» лежит в основе преодоления чувства собствен ной неполноценности (например, в индивидуальной психоло™

А. Адлера).

Как уже не раз отмечалось, элитарность неоднозначна и п тиворечива. Чтобы лучше понять принципиальную разницу мез подлинной элитарностью, связанной с высшими проявления человеческого духа, и мнимой элитарностью, больше ориентир ванной эгоистически, полезно рассмотреть взгляды А. Адлера проблеме развития у людей чувства собственной значимости.

«Индивидуальная психология» А. Адлера указывает на то, личность является неделимым целым. «Жизненный стиль» — единство личности, обеспечивающее такую целостность. Личн< состоит из антагонистичных частей, но при этом личность ( А. Адлеру) — это часть общества. Главное, в чем нуждается люб1 человек, — это потребность чувствовать себя принятым, на# свое место среди людей: «...Каждый человек стремится стать з чительным; но люди ошибаются, если они не понимают, что значительность может быть достигнута лишь благодаря их вкл в жизнь других» [7, с. 12—13].

Введенное А. Адлером в научный оборот понятие «чувства причастности с обществом», «чувства для общества» включает себя и сознание, и эмоции, и отношение к обществу, его блап получию. Это чувство зарождается еще в детстве и требует пос1

янной заботы со стороны психологов и воспитателей, иначе це­лостной личности не получится.

«Мировоззрение и цели формируются у ребенка намного лег­че, чем у взрослого, поэтому детство — идеальное время для раз­вития социальной заинтересованности. ...Цель адлерианской пси­хотерапии состоит в том, чтобы помочь ребенку углубить чувство социальной заинтересованности» [там же, с. 16]. Адлерианцы пы­таются понять «личную логику» каждого человека и определить его индивидуальное восприятие и интерпретацию мира и себя в этом мире. Интерпретация воспринимаемых событий называется «апперцепцией», которая происходит на разных уровнях, в том числе и в межличностных отношениях [там же, с. 26].

Данные рассуждения интересны в контексте рассмотрения проблемы так называемой ранней (детской) профконсультации. Е. Дрейкурс-Фергюссон пишет: «...Индивид в детстве создает, со­ставляет план, задает направление своей жизни — как к ней при­способиться, вырасти и решать жизненные проблемы... Ребенок уже в раннем детстве имеет простые планы и собственные цели... В дальнейшем оценки ребенком непосредственных обстоятельств начинают интегрироваться во "взгляд на жизнь". Вначале это "чер­новой вариант", но путем проб и ошибок он оформляется в связ­ную концептуальную схему.

Таким образом, в возрасте 5—6 лет ребенок уже имеет жизнен­ный стиль, который является способом его отношения к миру, поскольку содержит основную «^-концепцию», жизненные зада­чи, мировоззрение и модели поведения в ситуациях. Жизненный стиль остается относительно постоянным в течение всей жизни. Если учителя, психологи-консультанты и родители понимают логику развития ребенка и помогают ему обрести разнообразный позитивный жизненный опыт, тогда ребенок и после шести лет будет способен изменять и совершенствовать свой жизненный стиль. Но когда ребенок не имеет подобного опыта и разнообразных аль­тернатив во время учебы в младших классах, он скорее всего ус­воит жесткую систему взглядов и соответствующе мировоззрение» [там же, с. 27—29].

Жизненный стиль как ядро личности обеспечивает единство, индивидуальность, связность и устойчивость психического функ­ционирования. Отдаленная жизненная цель, «^-концепция» и мировоззрение личности намечают план, по которому выстраи-вается «здание» его жизни [там же, с. 29].

К сожалению, у немалой части людей еще с детства начинает Формироваться иное (по сравнению с тем, что отмечает Адлер) Представление о «выдающихся достижениях» в труде и соответ­ственно иное представление о собственной значимости. Напри-^еР, восхищение у многих обывателей, а соответственно и у вос-Питываемых ими детей, вызывают люди, сумевшие построить «ка-





рьеру» даже в том случае, если ничего полезного для окружающих: (и для общества в целом) они не сделали. Нередко такое восхище­ние вызывают даже предприимчивые негодяи или удачливые пре­ступники, которые на уровне обыденного сознания также часто воспринимаются как «люди успеха».

^ Само понимание «успеха» (тесно связанное с представлением об элитарном) неоднозначно. Неоднозначность проявляется не толь­ко в этическом плане (что имеет общественную ценность, а что нет), но и в самом процессе профессионального самоопределе­ния. Например, на ранних этапах развития субъекта труда мно-> гое определяется тем, насколько воспитатели и родители суме-' ют сформировать у ребенка позитивное отношение к честному и творческому труду. Для абитуриента успех нередко связан с по­ступлением в престижное (в его понимании) учебное заведение. Для студента на первый план выходит «успешная учеба», но так-> же и учебно-профессиональные контакты с наиболее авторитет­ными и опять же «престижными» преподавателями. При этом и абитуриент, и студент уже начинают понимать, что кроме реаль­ных успехов, связанных с усвоением и демонстрацией своих зна-^ ний, существует еще и «успех», связанный с выстраиванием пре-^ стижных и «выгодных» для дальнейшей карьеры межличностных» отношений.

Условно построение таких взаимоотношений можно назват вхождением в «социально-профессиональную тусовку», котор" не только предоставляет своим «признанным» членам особые во можности для будущей профессионализации, но и является важ ным условием для развития чувства собственной значимости (да элитарного самоощущения). Все это позволяет лучше понять дей ствительную психологическую сущность так называемого «элит ного образования». Как известно, формально элитное образова ние предназначено для тех, кто сумел проявить выдающиеся сп собности (хотя выявить эти выдающиеся способности с помощь современных тестов очень непросто). Но фактически в привилегий рованные школы попадают не только ради получения более каче| ственных знаний (хотя можно обозначить и проблему действй* тельно лучших преподавателей) и не только потому, что за уча** щимися там лучше присмотр. Главным образом, в элитную шко™ стремятся потому, что там в основном учатся дети преуспевав щих родителей (представителей элиты), и сами дети начина! устанавливать неформальные отношения между собой, что, не сомнение, пригодится и при построении в будущем более успеШ ной (элитарно-ориентированной) карьеры.

Еще в большей степени понимание необходимости приобще­ния к социально-профессиональной «тусовке» приходит на этап профессиональной адаптации и в ходе дальнейшего развития п° фессионала. «Специалист в тусовке» имеет особые пс

по сравнению с обычным специалистом. Правда, принадлежность к таким «тусовкам» часто препятствует подлинной творческой самореализации, поскольку работник вынужден постоянно огля­дываться на ценности своей профессиональной группы и учиты­вать так называемое общественное мнение.

В целом у каждого работника есть возможность выбрать крите­рии самоуважения и профессионального самоощущения: либо это ориентация на ценность самого труда, либо это ориентация на мнение своих коллег по работе, т. е. социально-профессиональ­ной «тусовки». Либо работник может и хочет самостоятельно оп­ределять, что достойно и что не достойно его усилий, проявляя и в этом свое творчество, либо он идет на поводу у общественного мнения. Проблема такого выбора сильно обостряется в условиях рыночной экономики, когда, по словам Э.Фромма, фактически обесценивается ценность самого труда и на первый план выходит ценность продажи себя на «рынке личностей». В результате такая личность теряет свою целостность и становится «отчужденной» (от своего труда) «рыночной личностью» [27].

Элитарность в искусстве и науке

Искусство и наука уже сами по себе считаются престижными (и в чем-то даже элитными) сферами, поэтому и профессиональ­ная деятельность в этих сферах повышает статус человека в обще­стве, а также его чувство собственной значимости в своих глазах. Существует немало причин, объясняющих престижность работы в искусстве и науке, но главная — это возможность проявления своей самостоятельности, своего творчества, возможность быть на переднем плане в различных направлениях прогресса, а зна­чит, быть среди лучших.

Правда, появление большого числа ученых и работников ис­кусства несколько снижает престижность их труда. Кроме того, все чаще творчество в этих сферах приобретает коллективный ха­рактер, что ведет к возрастанию роли профессиональных «тусо­вок», которые часто и определяют уровень «элитности» каждого конкретного работника уже не столько по его реальному труду, сколько по тому, «вписывается» (или «не вписывается») он в та­кую «тусовку».

Особый интерес представляют так называемые научные «шко­лы» или «мастерские» какого-то театрального мастера или худож­ника. Несомненна их позитивная роль в науке и искусстве, но возникает вопрос, всегда ли ученики великого мастера действи-Тельно получают возможность для полноценного развития и са-м°выражения?

Дело даже не в том, что сам мастер может оказаться достаточ-н° авторитарным (а гении очень часто имеют несносный харак-


390

391

тер), проблема в том, что за право работать рядом с престижны^ мастером обычно идет непростая борьба-конкуренция (примерно так же, как в некоторых семьях дети соревнуются за то, чтобы считаться «самыми любимыми» у своих родителей). Таким обра­зом, мы опять имеем дело с особой властью социально-профес-1 сиональной «тусовки», т. е. группы приближенных к авторитетно-! му человеку людей, которые от его имени часто определяют кри-1 терии оценки деятельности тех или иных специалистов, а также общее отношение к ним.

Проблема сильной зависимости от близких людей своеобраз-1 но проявляется и в семьях выдающихся деятелей науки и искусст­ва, где существуют определенные традиции и даже творческие династии. Конечно, дети выдающихся людей вправе сами выби­рать свое профессиональное будущее или выстраивать свое от-> ношение к творчеству родителей. Но существует еще проблема уважения к другим людям (читателям, зрителям, поклонникам),! которые очень придирчиво относятся к позиции детей в отно­шении их обожаемых родителей. Быть может, такого рода огра-? ничения в самопроявлении отпрысков знаменитых родителей отчасти объясняют то, что сами эти отпрыски особых творчес­ких успехов не демонстрируют, даже когда их «пристраивают» в престижные и выгодные места работы (а может, потому и не демонстрируют?). Но как трудно спорить с авторитетным родш телем, зная, что на его стороне множество других достоит"*

людей...

В современной России все более популярны идеи, согласив
которым, качество творческого труда в науке и искусстве опре^
деляется тем, насколько результаты такого труда можно прода
вать. А это, в свою очередь, зависит от того, насколько удачн
была проведена реклама, или от того, насколько хорошо уче
ный или деятель искусства может себя преподносить публике!
покупателям. *

Перед художником или писателем, заявляющим, что он ет по «вдохновению», встает проблема выбора. Если ориен ваться на свое вдохновение, то можно остаться нищим, но ее ориентироваться на вкусы публики, то как быть с вдохновение!* Иногда получается, что деятель искусства все больше начина» «вдохновляться» не столько высшими соображениями, сколь* стремлением подзаработать. Естественно, и великим мастерам пр! ходится совмещать ориентацию на высшие идеалы своего творчв ства с ориентацией на заработок. Чувство элитарности таких маст« ров обычно не сильно страдает, ведь они как бы подстраховывай! себя тем, что, с одной стороны, творчески реализуют свой талш и стремятся соответствовать высшим представлениям об элите, другой стороны, стараются зарабатывать своим талантом, РеалИ более упрощенный (обывательский) вариант элитарности. Х

нередко к концу жизни великие мастера все-таки сожалеют о том, что не в полной мере реализовали свое призвание.

Нередко можно услышать заявления, что ученый или поэт по сути своей должен творить не ради денег и признания, что для него высшие интересы общества (и даже всего человечества!) стоят выше материального вознаграждения (если не считать обеспече­ния необходимым прожиточным минимумом). Но многочислен­ные примеры (поэт В. Маяковский и др.) показывают, как стра­дают даже те творцы, которые имели сильный характер, если при жизни их отвергают, не понимают и даже осуждают за то, что они «осмелились» увидеть мир иным, чем это было принято.

Избирательность тщеславия и признания творца

Как писал Г. Селье, «ученые тщеславны, им нравится призна­ние, они не безразличны к известности, которую приносит слава, но очень разборчивы в отношении того, чьего признания им хоте­лось бы добиться и за что им хотелось бы стать знаменитыми» [24, с. 29—30]. «Однако эта жажда признания не должна превращаться в главную цель жизни», «ни один подлинный ученый не примет же­ланного признания ценой превращения в мелкого политикана, вся энергия которого до такой степени поглощена "нажиманием на рычаги", что для науки уже не остается сил» [там же, с. 169].

Таким образом, стремление к успеху, к тому, чтобы стать луч­ше, чтобы добиться выдающегося результата и благодаря этому приблизиться к ощущению собственной значимости в обществе и в своем деле, характерное уже не для обывателя, а для творческо­го человека (например, для настоящего ученого), отличается тем, что оно достаточно избирательно. Это не элитарность любыми пу­тями, а элитарность, признание в среде уважаемых, посвящен­ных, значимых для ученого людей.

Но в творческой деятельности нередко случается так, что даже близкие коллеги и соратники могут не оценить по достоинству то или иное достижение. Наука и искусство принадлежат к тем сфе-Рам, где иногда приходится трудиться без надежды на быстрое Признание, и тогда получается, что настоящий ученый и худож­ник внутренне всегда должен быть готов и к непризнанию. Кто-то из великих сказал, что настоящий философ начинается с того Момента, когда он начинает писать в стол. По этому поводу дру-г°й известный философ М. Мамардашвили сказал, что «это не Так просто: для работы "в стол" нужны мужество и терпение, °собая моральная закалка», а также «особая экстерриториальность с°бственного положения — завоеванная и выстраданная», что даже с°здает ситуацию, когда у истинного мыслителя может и не быть Учеников, которые должны были бы разделить со своим учителем Непонимание и изгнанничество [11, с. 177].


392

393

^ Проблема нравственного выбора в профессиональном творчестве

Многие представители творческих профессий (включая психо-1 логов) должны решить для себя, на чье мнение им следует боль­ше ориентироваться: на мнение невзыскательной массы или на мнение избранных и посвященных? Проблема такого выбора имеет много граней, например, приходится учитывать свои возможное-1 ти, особенности ситуации, перспективу развития сознания тех,? кого пока относят к невзыскательной массе и т. п. Но главное в таком выборе — это нравственная составляющая.

Еще совсем недавно интерес к новому фильму или спектаклю! определялся не только его чисто художественными достоинства-! ми, но и созвучностью тем общественным проблемам, которые волнуют думающих и переживающих людей. Зрители всеми прав­дами и неправдами пытались попасть на фильмы или спектакли, | где в общий контекст были включены намеки на правду реальной1 жизни (или недавней истории страны). Но, удивительное дело, -современной России, когда о многих проблемах можно говорит свободно, почему-то нет выдающихся произведений искусства! Быть может, есть еще правда, которая даже на уровне интуитив­ной догадки пока еще не вырисовывается? Но настоящий худож­ник (как и ученый, и другой творческий работник) первым дол-1 жен эту правду хотя бы почувствовать.

Проблема настоящего художника или ученого не в том, что него не хватает мастерства, а в том, что не хватает смелости, сил] духа для того, чтобы отойти от общепринятых стереотипах в отнс шении к сегодняшним общественным проблемам. Для людей, пы­тающихся творить культуру, неплохо было бы вспомнить слова М. Мамардашвили о том, что «культура — это вечность в настоя* щем, в существующем» и она «нуждается в открытом пространс и свободном слове», что должны быть «живые точки коммуника| ции» [11, с. 176]. И эти «живые точки коммуникации» в первую оче­редь должны проходить через души поэтов, художников и ученых.?

Анализируя судьбы и трагедии великих мыслителей и худож| ников, И. Гарин отмечает: «Своей предсмертной судьбой Вагне* предвосхитил падение всех крупных художников, рано или позг но, рационально или иррационально ассимилированных индус рией культуры. Ибо что такое падение — Ницше, Шёнберга, Джой са, Элиота, Пикассо, Беккета? Падение есть усвоение тем лавочны миром, которому они бросили вызов. Падение и вина — в независ* мости от собственной воли, от личного начала: все мы дети сво< го времени, а оно уж, будьте уверены, позаботится...» [4, с. 731] «Усвоение тем лавочным миром» очень беспокоило и В. С. Высо!» кого, и многих других поэтов...

Для психологов как представителей творческих профессий проблема осложняется следующими обстоятельствами: с оДНС

стороны, нельзя однозначно подыгрывать своим клиентам (или испытуемым) или «заигрывать» ради дешевой популярности с аудиторией; с другой стороны, нельзя и однозначно ставить себя выше клиента или учебной аудитории (иначе не получится со­трудничества при решении проблем клиента и при постижении новых истин).

Есть еще одна грань проблемы, связанная с признанием та­ланта творца: действительно выдающийся и даже великий творец вполне может оказаться негодяем в личностном плане. И тогда возникает вопрос: как к такому «творцу» должен относиться про­стой смертный (его поклонник)?

Происходит как бы раздвоение личности зрителя или читателя по отношению к такому творчеству: с одной стороны, признание объективной ценности созданного творцом шедевра (художествен­ного образа, идеи, открытия), с другой стороны, неприязнь к примитивной нравственности данного творца. Конечно, возмо­жен вариант, когда поклонники просто не задумываются о нрав­ственности своего кумира (а некоторые «звезды» даже специаль­но подогревают интерес к себе с помощью скандалов и сомни­тельных выходок), но в подсознании поклонников все-таки за­рождается некоторое сомнение в его подлинной «элитарности».

Творческие люди иногда неплохо чувствуют не только «конъ­юнктуру» на «рынке творчества», но и степень искренности вос­хищения собой другими людьми. Можно предположить, что у не­которой части творцов, совершивших сделку с совестью, также что-то может измениться в самооценке и в чувстве собственной значимости, т. е. может измениться чувство элитарности.

Важно то, что при этом нарушается общая эстетика восприя­тия (или эстетика восхищения), поскольку происходит как бы «отчуждение» творческого труда от личности самого творца уже в сознании других людей. Но при этом и сам творец чувствует, что его не воспринимают как целостную личность, как единство лич­ности и ее творений: личность творца сама по себе, а его дело, творчество — само по себе.

Вероятно, все это также не способствует полноценному ощу­щению значимости собственной жизни творца (полноценному ощущению элитарности), ведь для творческих людей все-таки важно, чтобы признавали не только их «дела», но и саму их жизнь как своеобразное произведение (научное или художественное)... Недаром некоторые авторы отмечают, что творческие люди час­то и планируют свою жизнь, как будто пишут «поэму» о самих себе [22].

При формировании своего отношения к творцу (или исполни­телю) очень важен еще и общий контекст конкретного восприя­тия творчества. Приведем личный пример, когда нам удалось срав-силу художественного воздействия при исполнении одного и


394

395

того же произведения — известной песни «Варяг». Однажды мы прослушивали запись этой песни в квартире профессионального музыканта. Музыкант-хозяин был в восторге от исполнения этой песни одним из лучших хоров страны.

В другой раз мы услышали эту песню в подземном переходе -— на следующий день после заключения Беловежских соглашений зимой 1991 г. Ранним утром в переходе ее исполнил старик-вете­ран, одетый во все чистое, при орденах, с шапкой на голове,а не на земле, как это делают многие подрабатывающие музыканты в переходах. Раньше этот старик никогда не приходил сюда со сво­им аккордеоном. Но в это утро он пришел и играл, быть может, не очень хорошо. А мимо шли еще толком не проснувшиеся люди. Было такое острое ощущение подлинности происходящего, что гордый человек, действительно, «не сдается» и что это его, быть может, самый главный и решительный в жизни бой... Больше это­го старика мы не видели. Но на работу приехали в слезах...

Этот старик-ветеран оказал на нас, да и не только на нас, го­раздо более сильное впечатление, чем все другие высокопрофесси- ] ональные исполнители «Варяга», вместе взятые, поскольку в дан­ном случае известная песня была вплетена в контекст сложнейшей | проблемы страны и ее не раз обманутого народа. Песня была соеди- 3 нена с нравственным поступком и потому была «настоящей». Бед эстетический уровень оказался намного выше всех других «высоко­художественных» исполнений именно потому, что подлинная эс-,' тетика во многом определяется нравственностью. Сам старик-вете-' ран вряд ли может быть причислен к элите в традиционном по­нимании, но и обывателем его не назовешь. В каком-то смысле старик — святой, так как дал «последний бой» самому страшному врагу — обывательскому безразличию, а это уже выходит за рамки-; привычного обывательского понимания элитарности.

Когда творец, стремящийся увековечить свое имя и стать «эли­той», не понимает связи эстетического (как и научного, философ­ского, сакрального) и нравственного, то он рискует выпасть из,1 контекста культуры, довольствуясь лишь «признанием при жизни».

^ Проблема одиночества, непонимания и непризнания в творческом труде

Частично проблема непризнания творца уже рассматривалась »;• данной главе (см. выше). Назовем и другие наиболее существен-! ные аспекты этой проблемы:

Прежде всего, опережение творцом своего времени, когда ос­новная надежда возлагается лишь на признание потомков. Далее «профессиональные секреты» творца, предполагающие «сокрЫ| тие» до определенного времени тех вопросов, над которыми настоящий момент он трудится. Это могут быть секреты от коЛ|

396

лег, начальства, родственников, а также от клиентов и испытуе­мых (как, например, у психологов). Есть и такая проблема — не­готовность творца найти способ выражения своих идей, найти по­нятный и выразительный язык, с помощью которого можно было бы донести до коллег и окружающих свои новые идеи, образы, духовные ценности. Наконец, можно выделить и такой аспект, как соотношение таланта («божьего дара») человека и его целеу­стремленности, воли для реализации своих намерений. Как уже отмечалось, настоящий талант (и тем более гений) всегда реали­зует определенную нравственную позицию, и здесь воля, а также устойчивость к нападкам, насмешкам и оскорблениям играют да­леко не последнюю роль.

Особенно требуется воля в ситуациях, когда творческие усилия (а тем более определенные результаты творческой деятельности) просто не замечаются, замалчиваются, как будто они и внимания никакого не заслуживают. Такие ситуации становятся все более рас­пространенными, поскольку увеличивается общее число предста­вителей творческих профессий (за всеми не уследишь и никого уже почти ничем не удивишь), а также увеличивается и число различ­ных продуктов творческой деятельности (художественных полотен, книг, песен, кинофильмов, научных публикаций и др.).

Непризнание — это самое страшное наказание для творческо­го человека. Творцы нуждаются не столько в обязательной похва­ле, понимании и одобрении: им больше нужен сам факт внима­ния к их творчеству. Они даже согласны на скандал вокруг своих произведений. Чтобы не отказаться от своего творчества (не «сло­маться» в моральном отношении), творец должен иметь опреде­ленные «психологические тылы», которые обеспечили бы ему поддержание чувства собственной значимости (чувство элитарно­сти) на достаточно высоком уровне.

Нередко творец, не находящий реального понимания и под­держки среди окружающих людей, а тем более «незамечаемый» своими коллегами, вынужден бывает создавать в своем воображе­нии других людей, другие ситуации, в которые он как бы экстра­полирует результаты своего труда.

По этому поводу любопытное и поучительное для будущих уче­ных откровение сделал в предисловии к своей книге Г. Селье, обращаясь к воображаемому другу Джону: «Я люблю тепло семей­ной жизни... Но наиболее характерные для меня чувства удовлет­ворения и соучастия обязаны своим происхождением определен­ного рода резонансу с общими законами природы. А они слиш­ком грандиозны, чтобы вызвать иное чувство, кроме восхищения (если только не разделять полностью их понимание с другими людьми). Такое взаимопонимание дается не всегда. Чем дальше про­двигаешься в глубь неизведанного, тем меньше попутчиков остается Рядом с тобой... Ты, Джон, для меня символ того, кто в этот мо-

397

мент будет рядом со мной. Вот почему я ищу тебя всю жизнь... Ка: часто в науке начинаешь понимать, что абстракции бывают в та-) кой же или даже в большей степени реальны, чем осязаемые кон кретные факты. Вот я и создал тебя, Джон, своим младшим духов' ным братом и последователем, с которым я могу обо всем потолко ватъ. Ибо кто брат мой? Человек моей крови — даже если у на нет больше ничего общего — или человек моего духа, с которым; нас связывает теплота взаимопонимания и общих идеалов. Я про-1 должаю надеяться, что где-нибудь, когда-нибудь ты материализу-| ешься» [24, с. 14].

К этому можно было бы добавить, что помимо воображаемого^ все понимающего «духовного брата» творец должен быть готов и ц созданию в своем воображении своеобразного «духовного оппонента»! способного к конструктивной критике. Еще неизвестно, что про-| дуктивнее для творческого «вдохновения».

Таким образом, получается, что непонимание и даже неприз­нание — это естественное состояние для творчески ориентире ванного человека. При этом одной из существенных характерно' тик творца является не просто готовность «мучительно переж» вать» такое невнимание к своему труду, но и готовность наход: иные смыслы в своем творчестве, выстраивая свой внутренн мир («психологический тыл»), независимый от презрения неве: и отношения так называемых «профессиональных тусовок».

^ 4. Личностный компромисс как вариант построения «успешной» карьеры

Для начала полезно рассмотреть традиционные представления путях к «успеху». В представлениях о путях построения успешно карьеры существует парадоксальная ситуация. С одной сторон* людям с детства внушают, что жизненный успех достигается усе днем в учебе, честностью, уважением к другим людям и т. п. Н с другой стороны, молодой человек быстро обнаруживает, ч для «успеха» часто бывают полезнее прямо противоположные " чества. Одно из возможных объяснений такого противоречия ключается в том, что родители и воспитатели, когда они неп редственно взаимодействуют с ребенком, часто сами бывают интересованы в том, чтобы он обладал набором «хороших» честв, «чтобы хлопот с ним было меньше». Но когда ребенок вз леет и все больше пребывает в других местах, с другими людь (с преподавателями, коллегами, начальством), родители час «переориентируют» свое подросшее чадо на прямо противополо: ные качества и в подтверждение даже приводят соответствую!!1 примеры достижения «успеха». Слава богу, такое происходит во всех семьях.

398

Реально многие люди, зная о разных путях построения жиз­ненного успеха (о «честном» и «нечестном» путях), все-таки на­деются втайне, что именно их пути окажутся более честными. Но часто самоопределяющийся человек понимает также, что вообще без каких-либо компромиссов и моральных уступок ничего в жиз­ни не добьешься. И тогда проблема сводится к тому, как свести эти компромиссы и уступки к минимуму.

Само понятие «успешной карьеры» предполагает постоянное жестокое соревнование со своими конкурентами и соперниками. В. Берг, обращаясь к этимологии слова «карьера», пишет, что у древних римлян это слово означало «построенные в боевом поряд­ке колесницы», а у французов «карьера» и сейчас означает «пово­дья, которыми лошадь пристегивается к повозке, для того чтобы она могла бежать в нужном направлении», т. е. явная аналогия с соревнованием, с соперничеством. При этом упряжка рассматри­вается как «ваше профессиональное желание стать на ступеньку выше в служебной лестнице», — отмечает далее В. Берг [2, с. 63].

Во многих случаях существует определенная неизбежность внут­ренних компромиссов на разных этапах профессионализации. Попро­буем показать на типичных примерах, на какие внутренние ком­промиссы приходится идти людям при построении своей профес­сиональной карьеры.

На этапе обучения в школе молодой человек может вдруг обна­ружить, что его не столько приобщают к миру науки и культуры, сколько всего лишь «натаскивают» для поступления в вуз (неред­ко процент поступивших в вузы рассматривается как один из важ­ных показателей эффективности школы). К этому можно добавить и ситуации, когда молодой человек вдруг осознает, что все его собственные старания ничего не значат по сравнению с возмож­ностями репетитора, который часто и обеспечивает поступление в престижное учебное заведение. И если молодой человек дей­ствительно собирается получить солидное профессиональное об­разование, то он вынужден смириться с такой ситуацией и внут­ренне преодолевать себя. Можно, конечно, «встать в позу» и зая­вить: «я в этих играх участвовать не собираюсь», — но тогда вооб-Ще можно остаться без образования. Но можно поступить и иначе: заставить себя дополнительно заниматься по собственной про­грамме, обращаться за помощью не к репетиторам, а к своим любимым учителям и т. п. И если молодой человек успешно сдаст Потом вступительное экзамены, то это станет отличной основой Для его подлинного самоуважения. Но все ли молодые люди гото-вы к этому?

На этапе подготовки к поступлению в желанный вуз абитуриент жет вдруг обнаружить, что некоторые «профилирующие» всту­пительные экзамены не имеют прямого отношения к той науке, он собрался изучать. Например, известно, что на фа-

399

культете психологии МГУ им. М. В. Ломоносова таким экзамене: является математика, после которой отсеиваются около 40—50 %: поступающих. Или сочинение, при написании которого желательн! не демонстрировать свою эрудицию и творческий подход, а над< лишь поменьше делать орфографических ошибок и придерживаться официального учебника. И вновь молодой человек вынужден пре-| одолевать себя, т. е. делать то, что ему чуждо (но ради высоко: цели такой компромисс вполне оправдан).

На этапе обучения в вузе студенты часто обнаруживают, что представления были слишком далеки от реальности. Некоторые! студенты, столкнувшись с множеством глупостей и беспорядков,? начинают «искать правду», и в результате быстро портят отноше-ч ния с преподавателями, с администрацией и даже с сокурсника-* ми. Более мудрая позиция при этом заключалась бы в том, чтобь| временно смириться с этими нелепицами ради достижения болеет важной цели — получения образования и диплома, к чему и при-* зывает известный ученый Г. Селье в своей остроумной и очень откровенной работе «От мечты к открытию», как раз адресован-^ ной будущим ученым [24, с. 53—54]. Получается, что и здесь неиз^ бежны определенные компромиссы и не все, даже «талантливые; и «оригинальные мыслители», способны на эти компромиссы. Бо-1 лее подробно проблемы, связанные с обучением в профессио-| нальном учебном заведении, включая и всевозможные внутрен-ние и внешние «компромиссы», рассматриваются в гл. 9 настоя щего пособия.

На этапе адаптации к новому месту работы молодой специа лист может вдруг осознать, что более важны не его профессио­нальные знания и умения, а его способность ладить с коллегам и начальством. Часто важную роль в успехе на этапе адаптаци играет умение включиться в местную престижную социально^ профессиональную группу — «тусовку», которая во многом под­страховывает своих постоянных членов и даже оберегает их о' гнева начальства. Известно, что такие «тусовки» во многом фор мируют общественное мнение и с ними вынуждены считат: даже самые строгие руководители. «Работник в тусовке» имев! гораздо больше шансов на успех в данной организации. Но что:" бы быть принятым в такую «тусовку» человеку также приходит" идти на определенные внутренние (и не только внутренние) коМ| промиссы, ведь в каждой «тусовке» строго расписаны ролевЫ позиции, и если молодой работник отказывается принять на себ; какую-то роль, то в «тусовку» он, скорее всего, не впишется, принятие роли, т. е. соответствие ожиданиям окружающих само по себе во многом ограничивает творческое самовыраЖв: ние личности. И далеко не все готовы на такую жертву. Но е человек, принятый в социально-профессиональную «тусовку* в дальнейшем захочет занять более творческую позицию, то э

400

также потребует от него определенной платы (как известно, войти в «тусовку» стоит дорого, но самовольно выйти из нее — еще дороже), так как «тусовка» обычно не прощает самостоятельно­сти и независимости.

В ходе самой работы человек неизбежно сталкивается со скло­ками, травлей, ленью, непорядочностью и т. п. И если на все это реагировать должным образом, то работы просто не получится: человек быстро втянется в подобные отношения и это станет ос­новным смыслом его деятельности (а может и всей жизнедеятель­ности). С одной стороны, лучше не позволять втягивать себя в подоб­ные отношения, но, с другой стороны, оставаться в стороне — это тоже уступка совести. Есть еще и третий вариант — самому начать «травить» коллег, а потом, опираясь на свой гибкий интеллект, быстро и весело оправдывать любые свои неблаговидные поступ­ки. И опять же — за самим человеком сохраняется право выбора, иначе если бы все было предопределено (т. е. не было бы соблазна «мерзости» и «подлости»), то не было бы и возможности личнос­тного роста.

На этапе выхода на пенсию человек вновь сталкивается с необ­ходимостью жестокого внутреннего компромисса. Вся обществен­ная система буквально вынуждает пожилого человека смириться с тем, что от него уже нет «никакой пользы» и что он «никому не нужен», даже несмотря на богатейший жизненный и профессио­нальный опыт и еще сохранившееся здоровье, что характерно для многих пожилых людей. К сожалению, нынешняя мораль гласит, что «старики должны уступать место молодым», даже если эти старики еще полны сил и замыслов. Хотя в более разумно устро­енном обществе надо было бы дать возможность всем приложить свои силы и таланты. В нашей сегодняшней ситуации далеко не все старики способны бороться с несправедливым положением вещей и вынуждены идти, быть может, на самый страшный внут­ренний компромисс — в творческом и профессиональном плане как бы хоронить себя заживо.

Условно можно выделить различные основания для понимания профессионального успеха. Осознать такие основания важно не только Для оценки жизни какого-то уже зрелого человека, но и для рабо­ты с молодыми людьми, еще только планирующими свою жизнь и мучительно ищущими «критерии» жизненного и профессиональ­ного успеха.

Успех оценивается по конкретным результатам (заработанным Деньгам, купленным и построенным благам, созданным шедев-Рам или сделанным открытиям, по полученным званиям, преми­ям и т. п.). Этот вариант прост и понятен для большинства людей. Он хорош тем, что если какой-то требовательный человек зая­вит, что это лишь внешняя сторона успеха, на это можно отве-титъ: «А вы спросите, другие люди уважают меня за эти достиже-

401

ния-результаты?». И конечно же, большинство других людей ска­жут: «Уважаем, потому что такой успех нам понятен!».

Другой вариант предполагает оценку успеха не столько по вне­шним результатам-достижениям, сколько по затраченным усили­ям, ведь известно, что одни и те же результаты у разных людей имеют разную ценность. Например, если парень из глухой дерев­ни, без связей и посторонней помощи сумел стать кандидатом наук, то это стоит большего, чем стать доктором наук, имея вы­сокообразованных родителей, да еще с престижными связями, со знакомствами и с определенным влиянием в обществе. Хотя и у таких влиятельных родителей дети далеко не всегда становятся докторами наук.

Часто при оценке жизненного успеха важно бывает понять, что пришлось заплатить данному человеку за свои достижения, ведь кому-то такие достижения достались слишком легко, а кому-то дорогой ценой. Но самое главное, что именно пришлось от­дать за свой успех. Может так оказаться, что за успех пришлось платить совестью, достоинством, интересами и благополучием близких людей. С одной стороны, можно сказать, что человек ради своих целей не пожалел самое дорогое, что у него есть, но, с другой стороны, что может быть дороже собственного досто­инства?

Быть может, главное искусство жизни и построения успеха за­ключается не в том, чтобы как в супермаркете покупать этот ус­пех, платя за него своим достоинством, превращенным в «валю­ту», а в том, чтобы, достигая намеченных целей, еще и приумно­жать свое достоинство.

Даже в тех случаях, когда приходится идти на определенные внутренние компромиссы, человек должен сохранять свое досто­инство. Более того, подлинная «жертвенность», когда человек от­казывается от многих радостей жизни (но не от своего достоин­ства), неизбежна и предполагает настоящий личностный рост, так как, жертвуя второстепенным, человек фактически обогаща­ется. Также такое обогащение возможно, когда человек не просто жертвует (отрывает от себя) какие-то свои блага, но именно доб­ровольно делится ими с окружающими людьми, т. е. опять же не продает, не меняет свою совесть на блага. Только вот как всего этого добиться не на словах, а в условиях реальной жизни?

^ Вопросы для самопроверки

  1. Какое значение для профессионального и жизненного само-1
    определения имеет поиск идеалов?

  2. Что имел в виду Э. Эриксон, когда говорил, что для подростка <
    в поиске социальных ценностей важна «аристократия» и «идеоло-1
    гия»?




  1. Что такое «элитарные ориентации» самоопределяющейся
    личности?

  2. Как проявляются элитарные ориентации в профессиональ­
    ном самоопределении, труде и творчестве?

  3. В чем проявляется противоречивость представлений о путях к
    «успеху» у подрастающего человека?

  4. Приведите примеры неизбежных внутренних компромиссов
    на пути к профессиональному успеху на разных этапах развития
    профессионала.

  5. Приведите примеры разных оснований при оценке жизнен­
    ного успеха.

Рекомендуемая литература

  1. Афанасьев М.Н. Правящие элиты и государственность посттотали­
    тарной России. — М.; Воронеж, 1996.

  2. Берг В. Карьера — суперигра. — М., 1998.

  3. Бодалев А. А. О феномене «акме» и некоторых закономерностях его
    формирования и развития // Мир психологии и психология в мире. —
    1995.-№3.

  4. Гарин И. И. Пророки и поэты. — М., 1992. — Т. 1.

  5. Головаха Е.И. Жизненная перспектива и профессиональное самооп­
    ределение молодежи. — Киев, 1988.

  6. Дольник В. Р. Непослушное дитя биосферы: Беседы о человеке в ком­
    пании птиц и зверей.— М., 1994.

  7. Дрейкурс-Фергюссон Е. Психология, которая принесет вам пользу:
    Введение в теорию Альфреда Адлера. — Минск, 1995.

  8. Зинченко В. П., Моргунов Е. Б. Человек развивающийся: Очерки рос­
    сийской психологии. — М., 1994.

  9. Климов Е.А. Как выбирать профессию. — М., 1990.




  1. Климов Е.А. Образ мира в разнотипных профессиях. — М., 1995.

  2. Мамардашвили М.К. Как я понимаю философию. — М., 1990.

  3. Маркова А. К. Психология профессионализма. — М., 1996.

  4. Маркс К., Энгельс Ф., Ленин В.И. О коммунистическом труде —
    М., 1984.

  5. Менегетти А. Система и личность. — М., 1996.

  6. Московит С. Век толп: Исторический трактат по психологии масс. —
    М., 1996.

  7. Петухов В. В. Природа и культура. — М, 1996.

  8. Пряжников Н. С. Право на нравственность: Этические проблемы
    практической психологии // Психологическая наука и образование. —
    1991. -№1.

  9. Пряжников Н.С. Психологический смысл труда. — М.; Воронеж,

1997.

  1. Пряжников Н. С. 5 ^ $, или Личность в эпоху продажности: Учеб.-
    метод. пособие. — М.; Воронеж, 2000.

  2. Пряжников Н. С. Психология элитарности. — М.; Воронеж, 2000.


402

403

  1. Пэнсон М., Пэнсон-Шарло М. Социальная дистанция и специфи­
    ческие условия полуформализованного интервью: Практика исследо­
    вания аристократии и крупной буржуазии // Социология. — 1995. —
    Т. 5-6.

  2. Разин В.М. Психология судьбы: Программирование или творче­
    ство // Вопросы психологии. — 1992. — № 1.

  3. Рюмина М.А. Тайна смеха, или Эстетика комического. — М., 1993.

  4. Селье Г. От мечты к открытию: Как стать ученым. — М., 1987.

  5. Франкл В. Человек в поисках смысла. — М., 1990.

  6. Фромм Э. Иметь или быть? — М., 1990.

  7. Фромм Э. Человек для себя. — Минск, 1992.

  8. ХазенА.М. Законы природы и «справедливое общество». — М., 1998.

  9. Хорни К. Культура и невроз // Психология личности: Тексты / Под
    ред. Ю.Б.Гиппенрейтер, А. А. Пузырея. — М., 1982.

  10. Эриксон Э. Детство и общество. — СПб., 2000.


dusha-eto-pamyat-dokladi-perepisannie-s-magnitozapisej.html
dusha-kulturi-v-v-ilin-istoriya-filosofii.html
dusha-svyazivaet-duh-i-telo-v-edinoe-celoe-kniga-gordosti-i-stida.html
dushe-moya-dushe-moya-vostani-chto-spish-konec-priblizhaetsya-stranica-6.html
dushespasitelnaya-komediya-sofi-bartez-zamerzshie-dushi-cold-souls.html
dushi-kupayutsya-v-poslednij-raz-strashnie-lyubovnie-istorii.html
  • shkola.bystrickaya.ru/obraz-geroicheskogo-cheloveka-v-rasskaze-m-gorkogo-staruha-izergil.html
  • composition.bystrickaya.ru/po-predmetu-periferijnie-ustrojstva-virtualnaya-lazernaya-klaviatura-vkb.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/veligura-vv-morkovkin-av-skags-uchenie-zapiski-skags.html
  • occupation.bystrickaya.ru/obespechenie-obrazovatelnogo-processa-uchebnoj-i-uchebno-metodicheskoj-literaturoj-po-napravleniyu-080400-stranica-4.html
  • lecture.bystrickaya.ru/anufriev-v-e-a73-buhgalterskij-uchet-osnovnih-sredstv-kapitala-i-pri-bili-ucheb-posobie.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/rabochaya-uchebnaya-programma-po-discipline-psihotehniki-i-metodiki-gruppovoj-raboti-dlya-specialnosti-050711-socialnaya-pedagogika-po-ciklu-dpp-ds-05-disciplini-predmetnoj-podgotovki-disciplini-specializacii.html
  • lesson.bystrickaya.ru/organizacionno-metodicheskie-ukazaniya-po-podgotovke-organov-upravleniya-i-sil-gosudarstvennoj-sistemi-preduprezhdeniya-i-likvidacii-chrezvichajnih-situacij-na-2009-2011-godi.html
  • testyi.bystrickaya.ru/b-ahmetzhanova-ekonomikali-lmder-tarihi-ou-dstemelk-ral.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/literatura-shabetnik-vasilij-fraktalnaya-fizika.html
  • writing.bystrickaya.ru/gravitaciya-i-elektrodinamika-organizaciya-zhivoj-materii-kataliticheskie-reakcii.html
  • urok.bystrickaya.ru/primernaya-programma-naimenovanie-disciplini-anatomiya-rekomenduetsya-dlya-napravleniya-ij-podgotovki-specialnosti-ej-060101-lechebnoe-delo.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/naratinaya-struktura-ramana-vana-shamyaksha-snezhniya-zmi.html
  • literature.bystrickaya.ru/dumata-matura-spored-dannite-sdrzhashi-se-v-blgarskiya-etimologichen-rechnik-e-zaemka-v-blgarski-ot-nemski-vnemskata-duma-matura-pk-dobre-si-lichi-latinskat-stranica-2.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/komsomolskogo-municipalnogo-rajona-habarovskogo-kraya-stranica-2.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-po-obshestvoznaniyu-po-kursu-srednego-polnogo-obshego-obrazovaniya-profilnij-uroven-uchitel-istorii-i-obshestvoznaniya.html
  • tests.bystrickaya.ru/kontrol-za-ispolneniem-trebovanij-vishestoyashih-ministerstv-no-v-techenii-mesyaca-firsova-a-m-nachalnik-upravleniya.html
  • testyi.bystrickaya.ru/4strategicheskie-riski-razvitiya-zheleznodorozhnogo-transporta-v-rossijskoj-federacii-do-2030-goda.html
  • literatura.bystrickaya.ru/sorevnovaniya-publichnij-doklad.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/ytroru-moskva-17032009-sovmestnie-ucheniya-kollektivnih-sil-odkb-projdut-v-kazahstane.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/rabochie-programmi-uchebnih-kursov-predmetov-disciplin-modulej-annotacii.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/razdel-5-vvedenie-v-subd-ms-access-2000-miheeva-e-v-m695-praktikum-po-informatike-ucheb-posobie-dlya-sred-prof.html
  • college.bystrickaya.ru/-upravlenie-federalnoj-sluzhbi-po-nadzoru-prikaz-1162-ot-2-sentyabrya-2009g-ovakcinacii-palomnikov-v-2009-godu-12-prikaz.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/koroli-i-kartofel-kniga-sostoit-iz-chetireh-chastej-vpervoj-predstavleni-dva-doklada-instituta-globalizacii-i.html
  • uchit.bystrickaya.ru/statya-2-otnosheniya-reguliruemie-nastoyashim-kodeksom-i-obshie-polozheniya.html
  • knigi.bystrickaya.ru/rezyume-vivodov-reshenie-po-mirnomu-uregulirovaniyu-sporov.html
  • apprentice.bystrickaya.ru/v-poiskah-zhanra-novie-knigi-ob-avtorskoj-pesne.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/programma-disciplini-i-storicheskaya-socialno-ekonomicheskaya-dinamika-dlya-napravleniya-magisterskaya-programma-matematicheskie-metodi-analiza-ekonomiki.html
  • universitet.bystrickaya.ru/tekst-i-funkciya-lotman-yu-m-stati-po-semiotike-i-topologii-kulturi.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/metodicheskie-rekomendacii-po-discipline-b-1-obshee-yazikoznanie-i-istoriya-lingvisticheskih-uchenij.html
  • lecture.bystrickaya.ru/a-i-biryukova-ekonomicheskie-faktori-uspeha-firmi-a-a-boguslavskij-osobennosti-razvitiya-selskogo-hozyajstva-v-rossii-m-v-vanteeva-dojti-do-tochki-bezubitochnosti-i-i-volkov-ekonomiko-pravovaya-sushnost-sliyan.html
  • thescience.bystrickaya.ru/ideologiya-terrorizm-ot-istokov-i-do-nashih-dnej.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/programma-vstupitelnogo-ekzamena-v-magistraturu-po-napravleniyu-230100-informatika-i-vichislitelnaya-tehnika.html
  • thesis.bystrickaya.ru/prikaz-ot-2011-osnovnaya-obsheobrazovatelnaya-programma-doshkolnogo-obrazovaniya-municipalnogo-doshkolnogo-obrazovatelnogo-uchrezhdeniya-stranica-17.html
  • report.bystrickaya.ru/inzhenerlk-kspkerlk-zhne.html
  • thescience.bystrickaya.ru/itogo-ekz-94-specifikaciya-na-postavku-izdanij-dlya-municipalnogo-uchrezhdeniya-kulturi.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.