.RU

Документы «демократических централистов» (20-е гг.) - страница 16



36


^ ЦА ФСБ РОССИИ

ф. 2

оп. 7

пор. 354

лл. 32-52


ПИСЬМО ДАШКОВСКОГО САПРОНОВУ

[9.10.29]


Дорогой Тимофей!


Я собирался, в связи с близкой распутицей, подвести в большом письме кое-какие политические итоги, связав их с текущим моментом, но твои последние открытки заставляют меня предварительно остановиться на некоторых вопросах полуличного характера. Ты пытаешься в своих последних письмах не то «поженить» меня с Емельяновым, не то обвинить меня вообще во всевозможных «реформистических» грехах и, в частности, изображаешь мое весеннее предложение троцкистам как основную причину роста капиталистических [капитулянтских - В.Е.] настроений в нашей группе. Я не могу оставить все это без ответа. Начну с последнего. Капитулянтская волна захватывает и наши ряды, это факт, который ты пытался вначале отрицать, несмотря на всю его очевидность. Где источник этих настроений? По-моему там, где источник кризиса оппозиции в целом. Мы часть оппозиционного движения и, следовательно, подлежим тем самым законам развития, которым это движение подчинено в целом. Пытаться придумать рецепты, которые могли бы нас отгородить от воздействия общих процессов - равно, что заниматься алхимией. Поэтому просто смешно твое утверждение, будто кризис захватил нас «благодаря» моему предложению троцкистам. Это вздор, здесь такая же связь, как между бузиной в огороде и киевским дядькой. Корни кризиса оппозиции в том, что и страна, и партия, и оппозиция находятся на переломе, а когда наступает крутой момент, социальные и политические перегруппировки неизбежны на каждом новом этапе борьбы, меняется состав борющихся сил; это казалось бы надо запомнить, обострение классовой борьбы в стране, зигзаг общего политического курса аппарата, плюс репрессии, плюс разнообразные личные моменты - все эти вещи неизмеримо более веские «с точки зрения их влияния на кадры», чем то или иное предложение, которое Иванов сделал Петрову. Достаточно пары фактов, чтобы разбить твою «теорию». Тебе, вероятно, известна история капитуляции троцкиста Валентинова. Это было несколько месяцев назад. Сей тип писал тезисы, в которых нынешний режим объявлялся бонапартизмом 96-ой пробы. А через три дня он сам перекочевал к «бонапарту». Или вот более близкий пример - Устимчик и Остроумов, ты , вероятно, уже знаешь, что эти два гастролера бежали из ссылки, 10 августа прибыли в Ленинград, 13-го подали заявление, в котором пишут, что за три дня убедились в правильности линии и т.д. А между тем они все время были ужасно «левыми» в наших рядах, свято исповедовали теорию мелкобуржуазного государства и в прошлом году «крыли» меня за мои мнимые увлечения левым курсом.

Наконец, возьми того же Емельянова - очередного кандидата в «герои нашего времени». Человек до сих пор развивает «бонапартистские» рассуждения, и это ему не мешает мечтать о «мирном восстании» и проектировать всякие формулы перехода к Ярославскому; как видишь, в природе не существует таких политических позиций, которые спасли бы людей от прилипчивой болезни - капитулянтства. Существуют только относительные гарантии, но все они в конце концов сводятся к тому, что политическая позиция должна быть правильной, а люди, ее отстаивающие, - последовательны и боеспособны. Это, конечно, немного, но больше я не могу придумать. Обращаясь к твоим обвинениям по существу, я должен прежде всего выразить полное недоумение по поводу твоих нотаций насчет «реформизма». Надо сказать, что мне порядком успели надоесть бессодержательные разговоры о реформизме и революции вообще, как и о характере государства вообще, которые били предметом довольно нудных дискуссий в колпашевской колонии. Но в данном случае ты просто валишь с больной головы на здоровую. Насчет реформизма в наших рядах мне пришлось еще в прошлом году поднять вопрос в связи с известным тебе письмом тов. К., в связи с «письмом к Мише», где проповедовались теории арьергардных боев, пускались в ход предостережения против авантюризма, и как последнее слово тактической мудрости выдвигалась программа минимум, а восстановление советов и борьба за пролетарскую диктатуру откладывались до тех пор, пока крестьянство окончательно разложится на буржуазию и пролетариат. Вот это была законченная реформистская установка, если придавать словам их действительный смысл, ?????Пропуск??????? от этих позиций ты до сих пор членораздельно не отказался. Какую же цену имеют твои громы и молнии против реформизма? Никакой. Для меня сущность «реформизма» и «революционизма» исчерпывается вопросом о цели сегодняшней борьбы. Борьба за пролетарскую диктатуру есть революционная борьба, борьба за «программу» - «минимум» - реформистская борьба. Если ты возразишь мне, что ты имеешь в виду не цели, а методы борьбы, то и в этом отношении ты находишься не в очень «выгодном» положении. Ведь методы не могут быть оторваны от цели, раз на данном этапе борьба за диктатуру невозможна, то разумеется нечего и рыпаться, не надо заниматься «авантюризмом» и пр. Во всяком случае, по вопросу о методах борьбы ты ничего другого не предложил взамен того, что имеется в моем предложении троцкистам: организация массовых выступлений, в том числе значит и стачки, под лозунгами оппозиции, или может быть ты предлагаешь баррикады и вооруженное восстание. Это было бы очень интересно и весьма напоминало бы идею «..............реакционной реформы», которая одно время была популярна среди колпашевских троцкистов.

Третье обвинение твое носит более конкретный характер. Ты упрекаешь меня в том, что в своем объединительном проекте я перечислял утопические условия, при которых возможно было бы слияние оппозиции с ВКП и этим сеял иллюзию относительно характера партии и государства. Я в этом случае должен решительно ответить на эти упреки и напомнить тебе в данной связи один факт, имеющий непосредственное отношение к делу. В прошлом году во время пресловутого «левого курса» ты в одном из своих писем писал так (привожу на память): Если бы Сталин стал серьезно бороться с правыми, то мы предложили бы ему честный блок. Когда один из троцкистов запросил тебя, чем эта позиция отличается от троцкистской, ты ответил: ее отличие в том, что ты не веришь в возможность борьбы Сталина с правыми. Этот эпизод весьма знаменателен с точки зрения наших теперешних споров. Ты ошибся вдвойне. Во-первых, борьба с правыми стала фактом (другой вопрос, насколько она длительная). Во-вторых, даже при наличии этой борьбы направо мы не предлагаем блока (и хорошо делаем), ибо опыт показал, к чему это ведет. Если теперь сопоставить то, что ты предлагал в прошлом году, и то, что я предлагал в нынешнем, то можно придти к тому «неожиданному» выводу, что был ты несравнимо большим соглашателем, чем я теперь, несмотря на то, что нынешняя обстановка отличается от прошлогодней примерно также, как 12 партконференция от знаменитого июльского пленума. Таким образом, тебе в данном случае изменила память. Что же остается от моих смертных грехов? Ничего, кроме голого факта попытки сговориться с троцкистами об общей платформе. Я однако и эту попытку никоим образом не могу считать грехом со своей стороны. Больше того: я думаю, что если нынешний кризис оппозиции не будет для нее роковым, то в дальнейшем нам снова придется разговаривать с троцкистами, на этот счет я неисправим. Надеяться на то, что нам удастся собственными силами выполнить те гигантские задачи, которые лежат на оппозиционном движении - это значит иметь совершенно фантастическое представление о своих силах, а в борьбе, да еще такой тяжелой, какую приходится нам вести, фантазии и иллюзии вернейший залог поражения. Мы представляем собой только ничтожную составную часть того революционно-пролетарского движения, которое постепенно кристаллизуется по мере дальнейшего развертывания классовой борьбы, дальнейшей перегруппировки сил и в оппозиции, и в ВКП. Поэтому я не вижу ничего «зазорного» в попытках договориться с другими группировками, с которыми нам рано или поздно придется разговаривать; конечно если не ставить себе задач борьбы за диктатуру, если откладывать революционные задачи в дальний ящик, тогда почти безразлично будет, на сколько групп, кружков и сект разобьется общее движение; в периоды реакции обилие кружков до некоторой степени даже помогает коротать время за переливанием из пустого в порожнее. Но как ни свирепа сейчас обстановка, мы все-таки живем в эпоху войн и революций, и вряд ли нам придется заниматься этим полезным делом.

Поскольку я перешел, так сказать, от обороны к нападению, то я не могу обойти молчанием и другой характерной для тебя и Вольдемара черты, а именно того сочетания реформизма с авантюризмом, в котором ты привык обвинять Троцкого и троцкистов. В «Письме к Мише» Владимир Михайлович выдвигал идею о том, что нам надо стараться возглавить любое движение недовольства в рабочем классе, хотя бы источники этого движения были меньшевистскими и пр. Я думаю, что если бы такой план осуществился на деле, то это было бы худшим видом авантюризма. В своей открытке ты пишешь так: «У рабочих террористические настроения. Если мы будем носиться с реформой и не сумеем овладеть рабочим движением, то тенденции анархизма, синдикализма возьмут верх, и движение мимо нас пройдет, как мимо вонючей реформистской кучи навоза - и только». О реформизме я только что писал - ты просто играешь словами. По существу же надо, во-первых, помнить, что и анархизм, и синдикализм - тоже достаточно вонючие кучи, и движение недалеко уйдет, если оно туда пойдет. Во-вторых, спору нет, если оппозиция не сумеет возглавить движение, то оно пройдет мимо в объятия терроризма, анархизма или, о чем ты забываешь упомянуть, в объятия правых меньшевиков и т.д. Но не менее ясно и то, что мы не можем возглавлять это движение ценою того, что сами превратимся в анархистов, меньшевиков или представителей правой оппозиции, ибо это была бы борьба с чертом при помощи дьявола, мы должны возглавлять его, оставаясь большевиками. А это значит, нам необходимо вести борьбу не только против контрреволюции сверху, хотя эта борьба и есть наша основная задача, но надо бороться и против контрреволюции снизу в лице этого анархизма или меньшевизма. Методы борьбы разумеется здесь и там разные. С другой стороны, это значит, что у нас должна быть ясная большевистская программа, а не просто голос желания «возглавлять», да возглавлять охотников очень много и без нас, но когда речь заходит о положительной программе, то и от тебя, и от В.М. [Владимира Михайловича - В.Е.] слышишь на сей счет такие дикие вещи, что приходится просто руками разводить. Ты видишь в этом требовании «реформизм», [Владимир Михайлович в одном - В.Е.] из своих писем отделывается общей фразой о том, что если бы у пролетариата была возможность овладеть властью, то он вероятно придумал бы тогда программу действий. Такая с позволения сказать «установка» может означать одно из двух........ Вы оба исходите из теории «арьергардных боев» и откладываете революционные задачи до второго пришествия. Либо мы имеем тут дело с отрыжкой авантюризма, возглавим дескать недовольство вообще, а там будь, что будет. Я решительно отвергаю и то, и другое. Возглавлять движение, не имея программы, все равно, что обезглавить его; если мы заявляем претензии на руководство рабочим классом, то он по крайней мере имеет право спросить нас, куда мы собираемся вести его, и если мы ограничимся ответом, что собираемся создавать партию, которая будет бороться за заработную плату и условия труда, то здесь только он и начнет допрашивать нас с пристрастием, почему именно он должен идти к нам, а не к правой оппозиции, не к синдикалистам, не к меньшевикам, которые ему предлагают то же самое. Было время, когда мы до некоторой степени чувствовали себя монополистами в рабочем вопросе и могли не оглядываться на конкурентов. Теперь времена другие, теперь с рабочим вопросом заигрывают все политические течения, которые не у власти, и необходимость отмежевываться от этих течений становится с каждым днем все более острой. Рабочий вопрос мы должны следовательно решать по-большевистски, т.е. на основе общей политической и экономической программы, завещанной Октябрем. Поясню это хотя бы самым простым примером. Возьмем, например, вопрос о зарплате. Предположим, что в предстоящую колдоговорную кампанию мы выдвигаем требование: повысить зарплату по крайней мере в тех размерах, в каких это обещано пятилеткой. Если принять во внимание, что первый год пятилетки дал понижение, а не повышение зарплаты (отрицать это может только такая «каменная задница», как Молотов), если даже припомнить, что пятилетка обещала увеличить реальную зарплату на 71%, то выйдет, что в 29/30 г. зарплата должна подняться не меньше, чем на 25 - 30 %, которые прекратили бы снижение прошлого года и обеспечили бы обещанный темп роста. Численность рабочих должна возрасти в 29/30 г. на 5 - 6 %, следовательно общий фонд зарплаты должен увеличиться по крайней мере на 35%. Иначе говоря, на 1/3 должно повыситься потребление хлеба, мяса, масла, сахара, мануфактуры, соответственно должны улучшиться квартирные условия и т.д. (по разным продуктам [рост - В.Е.] различен), следовательно, тут во весь рост встают проблемы рабочего снабжения, с которым связаны все коренные вопросы и внутренней, и даже внешней политики, а прежде всего взаимоотношения с крестьянством. Если судить по расчетам Наркомторга, то в нынешнем году в лучшем случае хлеба будет не больше, чем в прошлом, мяса меньше, сахара меньше, квартирные условия вероятно ухудшатся, ибо темп жилищного строительства отстает, промтоваров для рабочего снабжения, если учесть возрастающую переброску товаров в деревню и резкое ухудшение качества, тоже по-видимому не станет больше и т.д. Таковы перспективы с точки зрения господствующей политики, благодаря которой в обман и ложь превращаются даже официальные обещания насчет 14% прироста зарплаты. Обязаны ли мы в настоящей агитации и пропаганде учесть все эти мелочи? Я полагаю - да: одно голое увеличение денежной заработной платы сейчас не только не решает вопрос, но наоборот при сохранении всех прочих условий, как они есть, оно вызовет такой острый припадок ??????????? [такой острый финансово-экономический кризис - В.Е.], что через два-три месяца экономическая обстановка окажется в десять раз хуже для рабочих; рассуждать с точки зрения формулы «чем хуже, тем лучше» здесь вряд ли придется, ибо «лучше» станет тогда не нам, а кое-кому другому. Таким образом, вопросы заработной платы непосредственно упираются в вопрос о хлебе, а хлеб это деревня. От рабочего движения - к крестьянскому вопросу, от которого нельзя отделаться одним пожиманием плечами. В деревне уже сейчас вокруг хлеба завязываются узлы больших событий, постепенно переходящих в «малую» гражданскую войн, вроде той «малой» войны, которая идет сейчас на китайской границы. Об этом говорит ежедневная газетная хроника, которая сообщает конечно одну сотую фактов. Какой ответ мы должны дать на этот вопрос, для меня сомнений нет: мы обязаны взять кулака рукою за горло и коленом в грудь, если не хотим, чтобы он поступил таким же образом с нами, с пролетариатом, а он уже протянул руки к горлу. Преступление нынешнего режима состоит в том, что он одной рукой борется против кулака, а другой помогает кулаку наступать на пролетариат своей политикой повышений хлебных цен, снижения налогов, разоружением пролетариата и деревенской бедноты, но мобилизуя рабочий класс вокруг лозунгов борьбы с кулаком и со сталинским режимом, неспособным эту борьбу по настоящему организовать, мы не имеем никакого права и никакой надобности отвечать [отвергать, отметать - В.Е.] то, что худо ли, хорошо ли, идет по линии этой борьбы, т.е. колхозно-совхозное строительство, принудительное изъятие излишков и прочее, наоборот, за это нужно уцепиться (а не отбалтываться презрительной фразой насчет судороги) и не сделать [не «не сделать», а «сделать» - В.Е.] расширение фронта борьбы, переводя ее на политические рельсы; так например не подлежит никакому сомнению, что нынешнее состояние деревни дает соответствующее отражение и в «Красной» армии, в которой «крепкий середняк» имеет достаточно внушительные кадры. При наличии китайской истории эти настроения могут принять сугубо зловещий характер и со своей стороны «подтолкнуть» дальнейшее развитие событий. Поэтому мне кажется весьма своевременным было бы в числе актуальных задач выдвинуть в области военной политики требование вооружения рабочих и деревенской бедноты. В связи с этим я должен затронуть еще один существенный вопрос из нашей переписки. Не знаю, откуда ты взял, будто я хочу связать интересы рабочих с интересами крестьянства для общей борьбы против существующего режима, и требуешь от меня лозунгов, подходящих для этой цели. Это чудовищная идея. Я в своих письмах устанавливал, что все классы страны настроены против сталинского режима, не находя в нем осуществления своих интересов. Но каждый класс недоволен по-своему. Идея объединения рабочих и крестьян для борьбы против режима есть идея контрреволюционная, а не революционная, ибо в этой борьбе «крестьянство» оказалось бы таким союзником, который во сто крат хуже врага. Мой спор с Владимиром Михайловичем по вопросу о государстве имел совершенно другой смысл. Не так важно для меня, окрестить ли бюрократию классом или нет, как важно установить, что нынешнее государство не выражает собой диктатуры крестьянства над пролетариатом, т.е. не имеет опоры не только в городе, но и в деревне. Именно это его промежуточное состояние, которое отмечала и наша платформа, делает нашу борьбу не безнадежной. Противоположная точка зрения расходится с фактами. О «теории» Емельянова вряд ли стоит говорить всерьез. Крестьянское государство, перепугавшись буржуазной реставрации, начало лихорадочно строить совхозы и сверхиндустриализаторские планы - это курам на смех, а не теория. Да и вообще все рассуждения о мелкобуржуазном, т.е. крестьянском, характере нынешнего государства по своей логике напоминают армянские загадки - зеленое, висит на стене, пищит, а на поверку выходит селедка. Примерно такое же соответствие имеется между крестьянскими интересами и политикой Сталина, несмотря на то, что деревня порядочно нагрела руки вокруг экономического кризиса последних лет. Что касается деревни, то надо вспомнить, что есть мужик и мужик. Против зажиточной части деревни, которая будит [душит - В.Е.] город костлявой рукой голода, мы должны выступать вместе даже с нынешним государством: «врозь идти, вместе бить», увлекая его за собой или подталкивая сзади, смотря по обстоятельствам. Кто в этом «треугольнике» предпочитает блок с кулаком против государства, тому с нами не по пути. Деревенскую бедноту надо привлекать на свою сторону. Говорят, что у нее кулацкие настроения. Но тут надо исходить не из настроений., которые могут оказаться кулацкими и у известной части рабочих, а из экономического положения бедноты, определяющего ее длительные интересы; это положение требует дешевых, а не дорогих цен на хлеб, высокого, а не низкого обложения зажиточной части (с использованием части налогов для хозяйственной помощи производственному кооперированию бедноты) и т.д. Да и настроения бедноты не таковы, как это кое-кому может показаться; что касается середняка, то здесь дело обстоит несравненно сложнее и труднее. Его смычка с кулаком - факт. Вряд ли можно рассчитывать на то, что его удастся в течение этого острого периода борьбы за хлеб привлечь в союзники. Мне кажется, что поскольку в деревне повторяется теперь нечто подобное обстановке 18 года (с той «небольшой» разницей, что наступающей стороной является кулак), то в отношении середняка следовало бы поставить себе скорее задачи нейтрализации, сосредоточив все усилия на организации бедноты; насчет середняка я должен, между прочим, напомнить тебе, что еще в период 15 съезда я безусловно доказывал его существование на одном из наших собраний в Москве. Большинство, в том числе и ты, и Вольдемар, решили тогда вопрос в том смысле, что середняк «размылся», но середняк остался несмотря на это решение, и, по мнению также Владимира Михайловича, даже держит теперь власть в своих руках, не странно ли, что теперь главным образом пугалом выступает у тебя и других тот самый середняк, которого вы в 1927 г. поспешили похоронить без долгих разговоров.

Я затронул только один уголок экономических вопросов, с которыми нам придется иметь дело, если мы наконец вплотную подойдем к конкретному анализу обстановки, от которой нас все время отвлекала фракционная грызня с троцкистами. Не собираясь в этом письме набрасывать платформу, я только в общих чертах коснусь кое-каких других задач. Положение в нашей группе создалось, мне кажется, такое, что нам необходимо снова завоевать для себя старую платформу, не для того, чтобы некритически повторять все прежние лозунги, а для того, чтобы исходя из нее, разобраться в новой обстановке. Мы вступили в оппозиционную борьбу 27 г. с требованиями ускорения темпа индустриализации и создания крупного обобществленного хозяйства в земледелии. Насколько помнится, в наших тезисах, посвященных пятилетке, мы писали: «необходимо создать к концу пятилетия такой массив обобществленного хозяйства в земледелии, который мог бы заменить прежние помещичьи хозяйства в деле снабжения городов и экспорта». На этом мы разумеется стоим и теперь. О темпах промышленного развития мы писали: надо обеспечить такой рост промышленности, который бы превосходил темпы развития промышленности капиталистических стран в годы подъема. Эти положения остаются целиком верными и по сей день. Было бы бессмыслицей выдумывать здесь что-нибудь другое только потому, что эти требования вошли в официальную программу аппарата. Ведь мы не строим оппозиции ради оппозиции и не занимаемся политиканством, с другой стороны, у нас слишком достаточно оснований для непримиримой борьбы с аппаратом по всяким другим направлениям, чтобы приходилось еще выдумывать какие-нибудь новые основания. Наоборот, поскольку дело пойдет о темпах, то следовало бы даже несколько унять дикую бюрократическую фантазию, для которой теперь море по колено. Но сходясь с аппаратом в темпах, мы расходимся в методах, т.е. в основном: строить совхозы и колхозы без бедноты, строить промышленность без пролетариата - до этого могли додуматься только узкие лбы сталинских чиновников, составляющие действительно самое «узкое место» во всей системе. По вопросу о стрительстве промышленности наши разногласия теперь острее, чем когда бы то ни было раньше, ибо Сталин строит ее на костях рабочих. По вопросу о строительстве колхозов и совхозов мы будем бороться с административным восторгом, заменяющим инициативы бедноты, с фальсифицированной сплошной коллективизацией, которая на поверку сплошь и рядом оказывается сплошным обманом и надувательством. Эти колхозы, выросшие по щучьему велению, уже показали себя в текущую хлебозаготовительную кампанию. Мы будем бороться с той позорной и наглой политикой, благодаря которой СССР оказался впереди всех других капиталистических стран по степени ухудшения положения рабочих, по степени эксплуатации труда, мы боремся с этой политикой не только потому, что она классово-враждебна пролетариату, не только потому, что она дискредитирует в глазах рабочих самую идею обобществленного хозяйства и разрушает работу многих поколений социалистов, но и потому, что она служит верным путем к катастрофическому провалу всех промышленных планов и программы и готовит в недалеком будущем новое торжество правой реакции. Мы против социалистического соревнования, потому что по условиям и способам своего проведения оно прямо противоположно социалистическим требованиям. Мы за непрерывное производство, но против ухудшения условий труда, которое сплошь и рядом проводится под предлогом непрерывного производства, против бюрократического решения вопросов, затрагивающих повседневные интересы миллионных масс. Нечего добавлять, что мы против новейшего декрета о «единоначалии», который является прямой провокацией в отношении рабочих и наглым вызовом всему оппозиционному движению. Легко представить себе, как поднимается «энтузиазм» рабочих после этого декрета. Этот продукт творчества взбесившегося сталинского аппаратчика ЦК пытается подкрепить ссылками на Ленина. Но в 1918 г., когда Ленин выдвигал требование единоначалия, дело шло о необходимости ввести в берега широкий демократизм первых месяцев революции, тогда как в 1928 г. только идиоту или прохвосту может придти в голову мысль, будто наше хозяйство страдает от избытка демократизма. Можно подумать, что после ряда лет непрерывного закручивания гаек господам и директорам все еще не хватает прав; этот декрет выражает собою, однако, не только крайнюю степень административного произвола, но и крайнюю степень чиновничьего тупоумия. Какая гениальная идея! Сначала показать рабочему классу, всему миру изумительную картину продажности, разложения, гниения, перерождения аппарата в целом и хозяйственного аппарата в особенности, а потом вручить этому всесоюзному гнойнику бразды единоначалия, доверить его бесконтрольному произволу судьбы промышленности и рабочего класса. Не скрывается ли за этим задняя мысль: через единоначалие в хозяйстве проложить путь единоначалию (единоличной диктатуре) и в политике? В случае необходимости можно будет подкрепить это возможное соответствующей цитатой из Ленина, и даже из той самой статьи, на которую ссылается декрет о единоначалии. Правда, Ленин имел в виду революционную диктатуру, а в данном случае речь может идти только о контрреволюционной диктатуре, но с тех пор, как черт научился ссылаться на священное писание, для новых Кавеньяков не составляет труда ссылаться на интересы революции.

Нарушая несколько порядок, я опять возвращаюсь к экономическим вопросам. Если мы стоим за высокие темпы индустриализации и боремся против эксплуататорских методов ее осуществления, то совершенно очевидно, что в противовес им надо выдвинуть другие источники и другие методы. Наша платформа основное ударение делала на политике цен. Но вопрос о ценах станет сейчас иначе, чем он стоял в 27 году, когда шли пресловутые кампании снижения цен [на промышленные товары, - В.Е.] , хотя [ . Хотя сейчас, - В.Е.] по сравнению с сельскохозяйственным индексом цен промышленные цены остаются [неподвижными, - В.Е.], и следовательно частное разбазаривание промышленности продолжается, однако значительное повышение цен может в данной обстановке совсем пустить валюту под откос и открыть все шлюзы для безудержной инфляции. По моему, сохраняя нашу позицию по вопросам о ценах, необходимо сейчас ударение перенести на прямые принудительные меры по изъятию денежных излишков в деревне и в городе либо путем чрезвычайного единовременного налога, либо путем принудительного займа в деревне и в городе. Публикуемые теперь материалы о деятельности органов Наркомфина ясно рисуют ту вакханалию попустительства, которая творилась на налоговом фронте. Почему бы революционным путем не наверстать упущенное?

Другим источником должно явиться беспощадное сокращение затрат на аппараты. Одни лишь аппараты партии, профсоюзов и ГПУ обходятся в 600 - 700 миллионов рублей, которые могли бы быть сокращены наполовину. Здесь вообще финансовая сторона дела покрыта густым туманом. Во всяком случае ясно, что хотя бы проблему улучшения материального положения рабочих нельзя разрешить без революционных вторжений в область непроизводительных расходов. Даже буржуазное правительство Германии с гораздо большею решительностью произвело в свое время (25 год) хирургическую операцию над своим аппаратом, чем правительство СССР. Я не говорю уже о том, что такое сокращение диктуется необходимостью подрезать материальную базу бюрократического строя. Между прочим полезно вспомнить и о политике госзаймов, которые фактически превратились в оружие сокращения зарплаты. В отношении займов нам необходимо выдвинуть требование прогрессивно-подоходного метода раскладки с полным освобождением наших заработков [заработков рабочих, - В.Е.]. Мерзость нынешней системы состоит не только в том, что под видом займов конфискуется часть зарплаты, но и в том, что подписка на заем одинаково обязательна в одном и том же проценте (месячный заработок) для всех групп и разрядов. Господам чиновника высших разрядов не мешало бы проявить соответственно больше «энтузиазма» и подписываться например на 3-х месячный заработок, а самый заработок исчислять по всей совокупности своих доходов, т.е. включая всякие субсидии, курортные фонды, натуральные привилегии и друг. [т.д. , - В.Е.]. Я уже сказал, что не собираюсь в этом письме охватить все вопросы, которые должны войти в нашу оценку текущего момента. Наряду с экономическим курсом сейчас наибольшую остроту и актуальность представляют вопросы Коминтерна и международной политики, куда теперь клином врезался советско-китайский конфликт. К сожалению, я не имею теперь возможности высказаться по этим вопросам, т.к. отложил изучение относящихся сюда материалов на период распутицы. Да и материалов у меня, что кот наплакал. Китайская история, насколько могу судить (отчасти на основании дошедших иностранных газет), несомненно является одним из звеньев империалистического плана в отношении СССР. Но сложность вопроса в том, что сам СССР здесь оказывается в капиталистической роли по отношению к Китаю, поскольку спор идет о КВЖД, на которую Китай имеет все права с точки зрения принципов пролетарской международной политики. Именно в этом и состоит «ловкость» хода империалистических покровителей Китая. Они бьют СССР тем же оружием, которое в 26 - 27 гг. СССР направлял против них, когда поддерживал национальное движение против иностранцев. Пикантность положения еще в том, что СССР и Китай подписали пакт Кэллога, следовательно оба находятся в среде влияния американского империализма, а о политической зависимости СССР от Соединенных Штатов европейская печать говорит совершенно определенно. Какова должна быть наша позиция в этом конфликте? Я понимаю [так, - В.Е.] , что мы должны по прежнему стоять на точке зрения защиты СССР против интервенции, поддерживать его в борьбе против белогвардейских провокаций и пр., но в то же время требовать передачи КВЖД Китаю. Это, в частности, явилось бы и наилучшим средством обезоруживания империалистов. Этим я пока и ограничиваю свой экскурс в области международных отношений.

В своем объединительном предложении троцкистам я пытался в самой общей схематической форме наметить нашу линию по отношению к государству и партии. Я ставил перед собой вопрос так: если захотеть в самой общей форме в одном лозунге выразить наше отношение к нынешнему государству, то каков должен быть этот лозунг? Я ответил. Наша цель не разрушение этого государства, а завоевание в нем пролетарской демократии. Само собой разумеется, что государственной машины пролетариат не должен разбивать, а должен заново овладеть [ею, - В.Е.]. Но это отнюдь не значит, что в ней надо все оставить на месте. Ведь даже Сталин вынужден под давлением снизу выбросить теперь 8 - 10 % ????????????? состава госаппарата, заменяя их новыми выдвиженцами, которые при существующей системе быстро превратятся в тех же героев астраханщины. Тем более задача подлинного обновления аппарата сверху донизу встала бы перед нами. Овладение государством со стороны пролетариата должно состоять именно в том, что пролетариат во-первых, производит массовый «пересмотр» личного состава госаппарата, и во-вторых, ставит своих новых выдвиженцев в такие условия, которые в наибольшей степени гарантировали бы от рецидива сталинского режима. Но какими глубокими и широкими не были эти перемены, они не означали бы собой разрушения нынешнего государства. Разрушение, «разбитие» государства есть неразрывная часть такой социальной революции, которая коренным образом меняет экономические основы общества. Но мы этих основ менять не хотим. Наоборот мы хотим их укрепить. В самом деле, какие бы задачи встали перед оппозицией «на другой день после свержения политбюро». Свергать помещиков и капиталистов невозможно по той причине, что они уже свергнуты, а для борьбы с остатками этих классов внутри страны вряд ли надо пускать в ход тяжелую артиллерию. Земля национализирована, значит национализировать ее вторично нет смысла; промышленность, транспорт, торговля и кредит национализированы и монополизированы, кое-где может быть даже больше, чем надо, значит и тут делать нечего, остается лишь подтвердить существующие декреты. Следовательно из тех задач, которые вообще выдвигают социальные революционеры нового времени, здесь отпадают такие немаловажные вещи, как уничтожение социально-экономического строя буржуазной частной собственности и обобществление средств производства и обмена. То, что остается сделать в этом направлении в деревне, не может быть выполнено иначе, как на тех путях, которые уже практически прокладываются в виде совхозов, колхозов, машинно-тракторных станций и пр., и здесь, поскольку речь идет о чисто экономических мероприятиях с нашей стороны, могут быть предложены только поправки, а не другая генеральная линия. Следовательно остается лишь борьба за политику этого государства, в которой разумеется сконцентрированы все узлы классовых отношений. А так как политика делается аппаратом, то борьба за аппарат в широком смысле слова есть основа всех основ. Борьба за аппарат с точки зрения пролетариата есть борьба за пролетарскую демократию, которая является единственным средством подчинения государства рабочему классу. А для осуществления этой демократии недостаточно того, чтобы «счастливое стечение обстоятельств поставило оппозицию у власти [», - В.Е.] и дало ей возможность выпустить пару-другую декретов, отвоевывать демократию пришлось бы шаг за шагом после того, как оказалась бы в руках оппозиции. Если процесс оттеснения рабочих от власти растянулся на 7 - 8 лет (считая с 21 года), то на обратный процесс потребуется вероятно не меньше времени. Ты как-будто склонен считать выдвинутый мною лозунг реформистским, но не предложил взамен его ничего другого. Да и придумать что-либо другое невозможно, если не пускаться на всякие выкрутасы. А общие фразы о реформе и революции перед лицом таких задач, перед которыми еще не стояла ни одна партия в мире, стоят немногого. С этой точки зрения нелепы также и утверждения Бориса, что все пройдет «по семейному», мирным путем, и обратное мнение, которое обязательно предполагает баррикады и жаждут крови. Последнее только более вероятно, ибо борьба за аппарат есть в то же время классовая борьба, которая в стране, пережившей Октябрь и гражданскую войну, легко может принять военные формы. Но это во всяком случае не исторический закон. Мы ведем борьбу, это мы знаем твердо. Мы можем установить ее конкретные формы на данном этапе. Но пророчествовать о том, каковы будут эти формы на следующем этапе, совершенно излишне, ведь для этого надо наперед знать, чем кончится нынешний этап борьбы.

Когда я говорю, что дело идет «только» о завоевании пролетарской демократии, то ставлю кавычки сознательно, ибо этот лозунг вовсе не умаляет размаха нашей борьбы. Наоборот, здесь концентрируется в одном пункте вся классовая программа пролетариата, все его требования к существующему государству. Пролетарская демократия означает не только политику, но и экономику, т.е. она включает вопрос о доле пролетариата в народном доходе, в национальной культуре, борьбе с аппаратом; борьба за аппарат не должна вместе с тем заслонять собой и непосредственную борьбу против тех классов, которые с противоположной стороны подбираются к власти и, как показывают разнообразные дела и гнойники, уже успели овладеть аппаратом не то на 2/3, не то на 3/4, а кое-где и на все 100%. Если исходить из поверхностных впечатлений, то нынешняя обстановка во многом напоминает кронштадтские дни. Тогда, как и теперь, «Советская власть» висела в воздухе, имея против себя и город, и деревню. Товарный голод, продовольственный кризис и т.д. в обоих случаях составляют основной фон обстановки. Кризис партии и революции, всевозможные «гнойники», чистки и пр. - все это имело некоторые аналогии во время Кронштадта. Если в то время борьба в стране часто велась на языке пушек и пулеметов, то это попросту объясняется тем, что кронштадтский период непосредственно примыкал к завершению гражданской войны против старых классов общества. И на руках у населения было оружие. Наконец и тогда, и теперь в основе кризиса - отношения с деревней крестьянский вопрос. Таковы линии сходства. Неудивительно, что под влиянием этих первых впечатлений часто склонны делать поспешные выводы насчет возможных результатов этого кризиса. Если за Кроштадтом последовал НЭП, то за теперешний кризис должен закончиться НЕО-НЭПом, этот вывод у многих и многих на уме, не только в партии, но и у оппозиции, не только среди правых и центристов, но и среди левых. Чтобы преодолеть это настроение, полезно внимательнее присмотреться к этой кронштадтской аналогии. И вот достаточно некоторого размышления и наблюдения, чтобы за поверхностными чертами ???????????????????????? обстановки.





d-m-kejns-obshaya-teoriya-zanyatosti-procenta-i-deneg-stranica-22.html
d-m-kejns-obshaya-teoriya-zanyatosti-procenta-i-deneg-stranica-27.html
d-m-kejns-obshaya-teoriya-zanyatosti-procenta-i-deneg-stranica-31.html
d-m-kejns-obshaya-teoriya-zanyatosti-procenta-i-deneg-stranica-8.html
d-m-n-professor-akademik-raen-rektor-smolenskoj-gosudarstvennoj-medicinskoj-akademii-rossiya-kirillov-yu-a-stranica-2.html
d-mesto-nahozhdeniya-emitenta-rossiya-625013-g-tyumen-ul-50-let-oktyabrya-118.html
  • assessments.bystrickaya.ru/doklad-o-deyatelnosti-municipalnogo-obrazovatelnogo-uchrezhdeniya-srednyaya-obsheobrazovatelnaya-shkola-147.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/zakonodatelnoe-sobranie-sankt-peterburga.html
  • klass.bystrickaya.ru/7-dopolnitelnie-obrazovatelnie-uslugi-1-informacionnaya-spravka-o-shkole.html
  • shkola.bystrickaya.ru/pokrovskoe-streshnevo-chast-2.html
  • school.bystrickaya.ru/glava-6-perevod-v-xv-xvi-vekah-istoriya-otechestvennogo-perevoda.html
  • lecture.bystrickaya.ru/9-neobosnovannie-ogranicheniya-v-poluchenii-obshestvenno-znachimoj-informacii-mezhdunarodnij-fond-zashiti-svobodi-slova-adil-soz.html
  • textbook.bystrickaya.ru/informaciya-o-produkcii-sobranie-zakonodatelstva-sverdlovskoj-oblasti-oficialnoe-izdanie-sedmoj-razdel-k-3.html
  • studies.bystrickaya.ru/brillianti.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/razvitie-chelovecheskogo-potenciala-kak-strategiya-pozicionirovaniya-v-socialnoj-politike-rossii.html
  • institute.bystrickaya.ru/glava-7-mgu-im-m-v-lomonosova-v-kachestve-uchebnogo-posobiya-po-specialnostyam-menedzhment-igosudarstvennoe.html
  • tests.bystrickaya.ru/mangazina-stranica-24.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/temi-kontrolnih-rabot-materiali-dlya-podgotovki-k-sessii-studentam.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/pravila-etiketa-v-internete.html
  • notebook.bystrickaya.ru/kafedra-korrekcionnoj-pedagogiki-i-specialnoj-psihologii-a-programma-universalnoj-uchebnoj-deyatelnosti.html
  • reading.bystrickaya.ru/m-yu-lermontov-lermontovskie-dni-v-yaroslavle.html
  • testyi.bystrickaya.ru/a-a-bb-cc-dd-ee-ff-gg-hh-ii-jj-kk-ll-mm-nn-oo-pp-qq-rr-ss-tt-uu-vv-ww-xx-yy-zz-stranica-4.html
  • urok.bystrickaya.ru/prikaz-ot-29-iyunya-2007-g-n-p0152-ob-utverzhdenii-tehnicheskih-rekomendacij-po-gosudarstvennoj-kadastrovoj-ocenke-zemel-naselennih-punktov-stranica-14.html
  • student.bystrickaya.ru/1-poyasnitelnaya-zapiska-rabochaya-programma-uchebnoj-disciplini-opd-f-03-buhgalterskij-uchet.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/vimorochnie-geroi-mihaila-saltikova-shedrina.html
  • report.bystrickaya.ru/kniga-po-volnam-sudbi-stranica-8.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/testi-dlya-rukovodyashih-i-pedagogicheskihrabotnikov-obsheobrazovatelnih-uchrezhdenij-pedagogika-i-psihologiya-obshaya-chast-dlya-pedagogicheskih-rabotnikov-pretendentov-na-visshuyu-i-pervuyu-kategoriyu.html
  • thesis.bystrickaya.ru/predsedatel-organizaciya-obedinennih-nacij-copuost-507.html
  • holiday.bystrickaya.ru/normativi-trudoemkosti-na-tekushij-remont-tr-1-elektrovozov-peremennogo-toka-chel-ch.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskoe-posobie-tomsk-2000-udk-621-039-587.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/okonchatelnij-variant-rukovodstvo-k-programme.html
  • desk.bystrickaya.ru/podgruppa-germaniya.html
  • composition.bystrickaya.ru/plan-lechebno-ozdorovitelnih-meropriyatij-mdou-detskij-sad-29.html
  • lesson.bystrickaya.ru/prevo-antuan-fransua.html
  • esse.bystrickaya.ru/rannostorichn-formi-relg.html
  • thescience.bystrickaya.ru/itogovaya-kontrolnaya-rabota-po-fizike-8-klass-variant-i.html
  • bukva.bystrickaya.ru/statya-1-stranica-5.html
  • testyi.bystrickaya.ru/badarlamasi-6m050300-psihologiya.html
  • thesis.bystrickaya.ru/pravoohranitelnaya-sistema-zanyatie-2-moi-prava-i-obyazannosti-programma-utverzhdena-uchenim-sovetom-fakulteta.html
  • essay.bystrickaya.ru/ceni-obiknovennih-akcij-oao-aeroflot-ezhekvartalnijotche-t-emitenta-emissionnih-cennih-bumag-za-2-kvartal-2006-g.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/romodanovskij-municipalnij-rajon-50-perechen-zdanij-i-sooruzhenij-respubliki-mordoviya-kotorie-celesoobrazno.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.