.RU

Д.МЕДВЕДЕВ: С чем у нас была связана ликвидация института экологической экспертизы? Ю.ТРУТНЕВ


Д.МЕДВЕДЕВ: С чем у нас была связана ликвидация института экологической экспертизы?

Ю.ТРУТНЕВ: С борьбой с административными барьерами. Когда мы обсуждали эту проблему с Дмитрием Николаевич Козаком, он говорил о том, что он инкорпорирует государственную экологическую экспертизу в систему общестроительной экспертизы таким образом, что она останется отдельным институтом. К сожалению, этого не произошло.

Д.МЕДВЕДЕВ: В общем, нашли виновного: во всём виноват Козак. Это он враг экологии? Ну, хорошо, хоть есть один персональный виновный.

Ю.ТРУТНЕВ: Ну что есть.

Д.МЕДВЕДЕВ: Понятно.

Ю.ТРУТНЕВ: Существующая система нормирования основана на предельно допустимых концентрациях загрязняющих веществ в воздухе и воде. Основные недостатки в том, что, с одной стороны, она предъявляет избыточно жёсткое требование, нормируется более двух тысяч загрязняющих веществ, некоторые мы даже просто не можем измерить. С другой стороны, субъективные решения чиновника позволяют устанавливать любое сверхлимитное воздействие. Такая конструкция законодательства приводит к тому, что практически все крупные промышленные предприятия десятилетиями превышают установленные нормативы, выплачивая незначительные суммы в качестве платы за негативное воздействие.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! В качестве базового принципа новой системы нормирования предлагается переход на систему наилучших существующих доступных технологий. Во всём мире этот принцип взят за основу нормирования экологически опасных предприятий – подчёркиваю, экологически опасных, не всех. Хочу отдельно сказать, что сегодня уже упоминался другой подход к принципам нормирования – это создание норматива качества. Убеждён в том, что эта работа не проведена не потому, что, скажем, это причины каких-то министерств, ведомств в 2003 году, а потому, что эту работу и не надо было проводить, она не даёт основы для нормирования работы предприятий. Дело в том, что при нормировании через нормативы качества нам необходимо определить воздействие на биоту со стороны каждого вида загрязнений, то есть мы должны определить предельно допустимые концентрации каждого вещества по влиянию на мхи, лишайники, растения, живые организмы и так далее. Эта система потребует многолетних научных исследований и в конце концов упрётся в то, что у нас предприятий, соответствующих этим нормативам, не будет существовать в Российской Федерации. В мире так никто не поступает. Поэтому всё-таки НДТ.

Что мы предлагаем сделать при переходе предприятия на НДТ? Прежде всего разделить их на три группы по степени воздействия. Почему это целесообразно?

Д.МЕДВЕДЕВ: В качестве справки объясните мне. Скажем, так называемые НДТ (наилучшие доступные технологии) – это универсальная штука, то есть можно говорить о том, что сегодня наилучшие доступные технологии, допустим, во Франции такие же, как в Германии, а в Германии такие же, как в Австралии. Я имею в виду не сами технологии, конечно, потому что они развиваются, у всех свои подходы к этому. Сам норматив рассматривается как одинаковый или же это будет вести к тому, что в каждой стране, и в нашей в том числе, будут очень разные нормативы?

Ю.ТРУТНЕВ: Именно так. Это мировые нормативы, гармонизированные для всего мира.

Д.МЕДВЕДЕВ: То есть они кодифицированы, по сути, – есть документы?

Ю.ТРУТНЕВ: Конечно, да.

В.ЛИСИН: Здесь вопрос доступности.

Ю.ТРУТНЕВ: Вопрос доступности – это внедрение на нескольких предприятиях.

Теперь по поводу деления на группы. Дело в том, что из миллиона российских предприятий плательщиками за наносимый вред окружающей среде являются только 300 тысяч: это те предприятия, которые оказывают какое-то воздействие на окружающую среду. Среди них экологически опасных, оказывающих 99 процентов негативного воздействия, – 11 тысяч, и из этих 11 тысяч, как уже сказал Кирсан Николаевич, только 200 предприятий дают половину всех выбросов и кислот.

Д.МЕДВЕДЕВ: Кирсан Николаевич сказал: 300.

К.ИЛЮМЖИНОВ: На комиссии 280 насчитали.

Ю.ТРУТНЕВ: Поэтому есть три группы. К первой группе мы отнесли предприятия с незначительным воздействием, и по отношению к ним наша главная задача – упростить административные барьеры. То есть мы переводим их на декларирование, и они просто сдают декларацию на 4 листах, как это сейчас делается по промышленной безопасности. Больше ничего от них не требуется.

Д.МЕДВЕДЕВ: Они и сейчас так поступают?

Ю.ТРУТНЕВ: Сейчас нет, сейчас они идут по общей процедуре.

Следующие предприятия с умеренным воздействием – 290 тысяч предприятий. Здесь как раз мы сохраняем, Дмитрий Анатольевич, практически существующую сегодня систему, за исключением того, что мы убираем сверхлимитное воздействие, то есть мы не разрешим чиновникам устанавливать возможности сверхлимита, за сверхлимит просто придётся заплатить. Но в остальном мы нормируем, это достаточно важно, исходя, по сути дела, из фактического воздействия на окружающую среду. Поскольку эти предприятия, все 290 тысяч, дают один процент загрязнений, то мы считаем, что мы в состоянии нормировать их по факту, при этом наказывая их только за нарушение технологий, то есть за аварии, за несанкционированные выбросы в воздух, воду и так далее.

Д.МЕДВЕДЕВ: Это предприятия с умеренным воздействием?

Ю.ТРУТНЕВ: Так точно.

И, наконец, последняя, самая малочисленная, но самая важная для нас группа – это группа со значительным воздействием, или экологически опасные объекты, их – 11 445. Они дают 99 процентов негативного воздействия, из них 50 процентов выбросов в воздух приходится всего на 64 предприятия, и 50 процентов сбросов в воду приходится на 110 предприятий.

Для перехода на принципы НДТ нам необходимо в течение трёх лет подготовить справочники НДТ и описать свыше шести тысяч технологических процессов.

Д.МЕДВЕДЕВ: Я и хочу понять: нам нужно свой справочник готовить? Или мы можем взять у кого-то в качестве образца?

Ю.ТРУТНЕВ: Дмитрий Анатольевич, ровно так, как Вы говорите. Мы исходим из того, что мы адаптируем европейские справочники к России, не больше.

Д.МЕДВЕДЕВ: Так же как с техническим регулированием.

Ю.ТРУТНЕВ: Так точно. То есть создавать новые нет смысла, потому что лучшая технология – глобальна. Она может быть в любой точке, а главное – она определяется по воздействию на природу, на единицу выпускаемой продукции. Например, сколько на тонну стали выбросов в воздух, сбросов в воду. Это и есть наилучшая технология.

Д.МЕДВЕДЕВ: Как известно, лучшее – враг хорошего. Значит, то, что сегодня является лучшим, через несколько лет становится просто обычным. Этот справочник насколько часто обновляется и какие последствия это будет влечь?

Ю.ТРУТНЕВ: Этот справочник обновляется, грубо, раз в три года, то есть он с постоянным алгоритмом обновления. Мы очень долго спорили сейчас с коллегой Лисиным. Здесь есть одна очень важная деталь. Он говорит о том, что технологии могут быть разные – важен результат воздействия. Ровно об этом мы и говорим. Мы говорим, что мы берём объём воздействия, соответствующий лучшим технологиям. Ты можешь использовать любую технологию, мы не навязываем её промышленности, но вот объём воздействия, который создаётся на базе лучшей технологии, мы задаём как фоновый.

У нас, Дмитрий Анатольевич, нет возможности установить другой фон, потому что при любом другом, если мы пойдём от влияния на биосферу, на живые организмы, у нас все промышленно развитые центры будут вне экологического закона. Тогда просто нам не к чему привязаться. Мы можем понуждать предприятия только к одному – к минимальному воздействию на природу в рамках имеющихся технологических возможностей. Это мы берём за идеал.

При этом важно подчеркнуть, что те предприятия, которые переходят на НДТ, начинают платить значительно меньше. В процессе перехода уже 70 процентов, а после перехода – 50 процентов от сегодняшней минимальной платы. В качестве примера перехода на принципы НДТ на слайде указаны показатели изменения качества очистных сточных вод города Пушкино до и после реконструкции. Переход на систему нормирования на НДТ займёт около 10 лет. Это примерно то время, которое потребовалось Евросоюзу.

Теперь остановимся на анализе экономических последствий наших предложений. Прежде всего как отразится повышение платы за негативное воздействие на экономическом состоянии предприятий.

На слайде 16 мы показали, что плата за негативное воздействие увеличится в 2,3 раза к 2011 году и в 3,4 – в 2016-м. При этом общий объём годовой платы за негативное воздействие составит 138 миллиардов рублей, или 1,1 процента от прибыли предприятий Российской Федерации. Мы не считаем, что такой объём платежей может привести к экономическому кризису. Я уже сказал о том, что для тех, кто будет переходить, плата фактически значительно уменьшится.

Теперь о том, сколько будет стоить модернизация отечественной экономики. На слайде 17 мы дали необходимые объёмы инвестиций по отраслям, оказывающим значительное негативное воздействие. Из слайда очевидно, что даже самая проблемная с точки зрения финансового положения отрасль – жилищно-коммунальное хозяйство – после замещения унитарных предприятий частными операторами и перевода в частную собственность объектов коммунальной инфраструктуры оказывается в состоянии привлечь требуемые деньги при приемлемом значении финансового рычага. Собственно говоря, сегодня мы находимся ровно на таком предприятии, которое демонстрирует, что это можно сделать.

Модернизация российской экономики потребует затрат в объёме около 2 процентов ВВП ежегодно. Это тоже общемировая практика: ровно столько на модернизацию тратят. При этом в период внедрения, возможно, будет наблюдаться некоторое снижение показателей темпов экономического роста в силу необходимости импорта высокотехнологичного оборудования при остановке производства на время реконструкции. В то же время последствия модернизации приведут к повышению конкурентоспособности предприятий, ускорению экономического роста, создадут надёжную основу для дальнейшего развития России при улучшении экологических параметров качества жизни.

Очевидно, масштабная модернизация нуждается и в экономической поддержке со стороны государства. Проектом закона предусмотрено применение всех распространённых в мировой практике форм экономического стимулирования. Предлагаемый набор инструментов сделает инвестиции в наилучшие доступные технологии более привлекательными, чем продолжение работы на изношенном и неэффективном оборудовании.

Д.МЕДВЕДЕВ: Этот законопроект как у нас называется – «О внесении изменений в отдельные законодательные акты ...»?

Ю.ТРУТНЕВ: Да.

Д.МЕДВЕДЕВ: То есть он комплексный?

Ю.ТРУТНЕВ: Так точно.

Д.МЕДВЕДЕВ: Он в каком состоянии? Сейчас он где и с кем согласован?

Ю.ТРУТНЕВ: Он согласован со всеми федеральными органами исполнительной власти, кроме Министерства экономического развития и Минфина, и у нас активное обсуждение, конечно, с РСПП и ТПП.

Д.МЕДВЕДЕВ: Ладно, хорошо. Продолжайте.

Ю.ТРУТНЕВ: На сегодняшний день мы располагаем системой мониторинга 80-х годов, в неё входит около 5 тысяч пунктов наблюдений с устаревшим лабораторным оборудованием, ни один из них, кроме, пожалуй, радиометрического контроля, не позволяет мерить загрязнения в режиме онлайн. Законопроектом предлагается прежде всего установить обязательные требования к экологически опасным предприятиям по контролю количественных и качественных показателей выбросов. Кроме того, необходима некоторая модернизация государственной сети мониторинга, такие предложения мы готовим в рамках ФЦП.

Реализация указанных мероприятий позволит обеспечить конституционные права граждан на получение объективной информации о состоянии окружающей среды, создаст необходимую информационную основу для принятия управленческих решений.

Следующая важная задача – это снятие административной нагрузки. Я уже говорил в некоторых фрагментах, что мы переходим по ряду предприятий на декларирование. Экологический контроль мы будем делить между субъектами Российской Федерации и Российской Федерацией, а за Российской Федерацией останутся, по сути дела, только опасные объекты.

В дополнение к госэкоконтролю вводится экологический аудит; прежде всего он касается того же самого – например, внедрения «зелёных» стандартов, без этого института это невозможно. Законопроект об экологическом аудите подготовлен, находится на согласовании.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, основные направления реформирования системы государственного регулирования в области охраны окружающей среды нами доложены. Если Вы поддержите предлагаемые решения, то будут созданы необходимые условия для улучшения экологии в будущем. Тем не менее по отношению к экологическому ущербу прошлых лет меры законодательного регулирования неэффективны, там нужна просто генеральная уборка.

Министерство природных ресурсов впервые провело работу по инвентаризации наиболее опасных мест загрязнения. Выявлены 194 горячие экологические точки на территории России, определены шесть пилотных проектов для отработки технологии ликвидации накопленного ущерба. На слайдах есть и полный список, и список пилотных проектов. Мы были готовы к началу этой работы в 2009 году, но, к сожалению, в связи с кризисом финансирование так и не было открыто. К 2012 году Минприроды России будет подготовлена ФЦП «Экологическая безопасность», в которую мы планируем заложить необходимые средства. В то же самое время при открытии минимального стартового финансирования в этом году в пределах 2–3 миллиардов рублей мы были бы готовы уже начать работу. Это позволило бы отработать технологии – точнее, оценить размеры финансирования всей программы.

Д.МЕДВЕДЕВ: По пилотным проектам. Их здесь на презентации семь. Я так понимаю, их выбирали в округах? Или в зависимости от экологической ситуации?

Ю.ТРУТНЕВ: Там сложная система – с точки зрения объёма загрязнения, опасности и наличия людей.

Д.МЕДВЕДЕВ: Понятно. Ни по одному из них работы не идут?

Ю.ТРУТНЕВ: Дмитрий Анатольевич, никак нет. Нам надо хотя бы сколько-то денег.

Д.МЕДВЕДЕВ: А объём-то какой здесь?

Ю.ТРУТНЕВ: При выделении средств в пределах 2–3 миллиардов рублей мы бы в этом году начали работу.

Более того, для нас очень важно правильно отработать методику привлечения бизнеса. Мы понимаем, как это делать, правовая оболочка присутствует, но это надо начать делать – сделать хотя бы один раз.

Д.МЕДВЕДЕВ: А деньги нам на что нужны государственные?

Ю.ТРУТНЕВ: Как мы предполагаем, как мы видим эту систему? Мы проводим обследование территорий с точки зрения объёма загрязнения и оценочно определяем, что очистка этой территории будет требовать, предположим, по Земле Франца-Иосифа 1200 миллионов рублей. После этого мы должны будем решить вопрос с собственностью, потому что все находящиеся продукты после переработки должны перейти в собственность того, кто, собственно говоря, эту переработку осуществил. После этого мы планируем объявить, по сути дела, аукцион на понижение. То есть мы предлагаем как стартовую цену 1 миллиард 200, и, соответственно, та компания, которая возьмёт на себя ответственность по устранению загрязнения, примет перечисленные экологические требования и предложит минимальные цены и дотации со стороны государства, будет победителем. То есть, может быть, кто-то возьмётся не за 1 миллиард 200, а за 700, за 600 миллионов.

Д.МЕДВЕДЕВ: Вопрос в качестве этой работы: можно взяться и за 100 рублей – вопрос в том, как там ликвидировать можно. Деньги всё-таки в основном идут на ликвидационные процедуры или же на мониторинг, на что конкретно?

Ю.ТРУТНЕВ: Нет, именно на ликвидационные процедуры, на повышение их рентабельности. Мы считаем, что какая-то рентабельность у них будет, но тем не менее, конечно, если не поддерживать, она будет отрицательной.

Что касается контроля, то все эти программы, как правило, к сожалению, всё-таки на несколько лет, потому что Вы знаете наши объёмы загрязнений по целому ряду полигонов. Поэтому ежегодный контроль результатов и соответствия разработанным программам.

Мы, конечно, очень хотели эту программу начать, потому что всё готово. В России не убирались практически никогда. Начать в этом году было бы принципиально.

В целом в 2010–2011 годах планируется разработать три ФЦП в сфере экологии. С 2004 года программ в экологии, к сожалению, не было.

Наконец, на слайде 25 вашему вниманию представлен поэтапный план реформирования законодательства в сфере охраны окружающей среды. План включает в себя принятие пяти федеральных законов, около 40 подзаконных актов. Все законопроекты уже готовы, проходят трудный процесс согласования, большинство из них уже доработаны по замечаниям федеральных ведомств. Очевидно, что с учётом значимости вопросов экологии для всех сфер жизни Российской Федерации для успешного завершения этой работы нам требуется политическая поддержка. Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Юрий Петрович.

Уважаемые коллеги, два основных доклада прозвучали. Пожалуйста, переходим к обсуждению того, что нам доложили. На мой взгляд, доклады интересные. У нас бывают менее интересные доклады, более интересные доклады – так жизнь устроена, но вот это интересные доклады. Пожалуйста, кто хотел бы продолжить разговор?

Валерий Вениаминович Гаевский. Пожалуйста, Вам слово.

В.ГАЕВСКИЙ: Спасибо.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Несколько соображений с позиций нашего региона.

Есть у Ставропольского края специфические вопросы по обсуждаемой повестке и отнюдь не местечкового характера. Постараюсь буквально пунктирно.

Первое – о Кавказских минеральных водах. Идёт значительное антропогенное воздействие на уникальные природные факторы. К сожалению, именно под таким прессом уже закрыт, например, источник Ессентуки-21. Есть другие примеры потери ресурсов, это факт. Мы полностью поддерживаем Ваши, Дмитрий Анатольевич, установки. Поэтому просим ускорить разработку законодательных актов, ужесточающих нормативы качества сточных вод, и закрепить ответственность в том числе, особенно подчёркиваю, физических лиц за такого рода нарушения. Также ужесточить экологический контроль в особых природных зонах.

Второй момент также в плоскости защиты гидроминеральных ресурсов – ликвидация аварийных скважин. Раньше эти работы финансировались Федеральным агентством по недропользованию. Теперь же денег не выделяется, а в перечне о ликвидации остаются десятки скважин. Они экологически опасны – проблема серьёзная. И просим, конечно же, Ваших поручений.

Третий момент по КМВ: город Лермонтов с его некурортной проблемой в виде бывшего горно-химического комбината по добыче урана. Там поэтапно шли мероприятия, это в самом центре Кавказских минеральных вод, по реабилитации территории. В последние время в рамках ФЦП «Обеспечение ядерной безопасности» сейчас всё затормозилось, хотя работы ещё не на один год. И, наверное, Росатому рано закрывать на это глаза.

Наконец, есть общая природная ценность для нашего края, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии – это находящееся на границе озеро Тамбукан. Его иловые грязи используются в лечебных целях всеми нашими здравницами. Но идёт ускоренное опреснение, а также соседство с федеральной магистралью «Кавказ» сказывается. Мы на уровне местных правительств объявили Тамбукан природным заказником регионального значения, но наших региональных усилий явно не хватает.

По вопросам курортной собственности приведу слова министра земледелия и государственных имуществ Российской империи Алексея Ермолова, который очень много сделал для нашей южной земли. Так вот он говорил, что государство не может смотреть на минеральные воды только как на доходную, оброчную статью. Важно видеть в них бесценный дар природы, а по сему следует оставить бальнеологию Кавминвод в казенном управлении. Мы полностью согласны с прежним министром и просим сохранить госконтроль над акционерным обществом «Кавминкурортресурсы» и не допустить приватизации этого стратегического недропользователя. Вопрос имеет большой общественный резонанс. Тут бы, конечно, семь раз отмерить.

О лесном фонде, о котором говорил Кирсан Николаевич, это один из лечебных факторов наших курортов и важное звено экологической цепи. Леса по Ставропольскому краю сократились до полутора процентов всей площади края – это слёзы, действительно слёзы.

Лесополосы у нас отнюдь не для красоты – это важнейшее условие сохранения продуктивного потенциала наших почв, защита от опустынивания, деградации и, самое главное, защита большого ставропольского хлеба. Ситуация очень напряжённая и нас беспокоит.

Другая специфическая для края тема – противопаводковая защита населения. Мы входим в пятёрку наиболее паводкоопасных регионов страны. Достаточно вспомнить июнь 2002-го: более 50 человек утонули, тысячи разрушенных домов, 4 миллиарда – ущерб. Александр Сергеевич Абрамов подтвердит, он нам помогал в это время. Тот опыт, который мы имеем, показывает, что лучше превентивные меры, нежели ликвидация последствий. Расчётная потребность, конечно, большая, но я понимаю, не всё сразу. Есть суперболевые точки. Назову одну – Отказненское водохранилище, построенное полвека назад, исчерпало свой ресурс. Кстати, в 2002-м во время большой воды там тоже утонуло десять человек. Так вот это водохранилище находится в ведении Минсельхоза, потому что изначально использовалось для орошения сельхозземель. Теперь орошения нет, зато возросло значение водохранилища как подушки безопасности в пиковые проходы воды по Куме, а это уже ведение Федерального агентства водных ресурсов. То есть получается: река – агентство, водохранилище – Минсельхоз. У семи нянек, понятно…

И есть у нас заключение, буквально пару общих инициатив в общую копилку по общественной активности в экологической сфере. Безусловно, гражданское общество растёт, в том числе в этом направлении, это хорошо. Но плохо, что наши региональные природоохранные организации не имеют возможности участвовать в экологической экспертизе крупных промышленных проектов, и функций по контролю химического производства у них тоже нет. К чему это приводит? К раздуванию слухов, истерик, политизации природоохранной деятельности, а иногда – к откровенному шантажу со стороны проходимцев. Мы столкнулись с этим и в Невинномысске, и в Будённовске, были у нас там активисты-подорожники, которые тему «динамили», а потом откровенно говорили, сколько хотят за своё молчание. Мы понимаем, что есть гражданская активность, а есть беспардонная «махновщина». Вменяемые, трезвомыслящие и ответственные организации мы готовы поддерживать.

Последнее. На территории края, на территории России, на наш взгляд, отсутствует площадка российского или международного уровня, где регулярно обсуждались бы экологические проблемы и демонстрировался передовой опыт и инноватика в этой области. В этой связи предлагаю на базе особо охраняемого эколого-курортного района Кавказских минеральных вод сделать хорошую площадку ежегодных экологических форумов с постоянно действующей экологической выставкой и, конечно, с авторитетными модераторами экологической повестки. Был бы полезный фокус усилий.

Благодарю за внимание.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо.

Юрий Михайлович, пожалуйста.

Ю.ЛУЖКОВ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Я хочу, во-первых, поблагодарить Вас и президиум Госсовета за то, что вы решили собраться здесь, и вы познакомились с системой нашей водоподготовки питьевой воды. Я могу сказать сегодня достаточно уверенно и обоснованно, что мы имеем современную технологию, современный опыт, который готовы предложить, передавать всем регионам, ибо сегодня проблематика чистой воды, проблематика водоотведения, которое обеспечивает очистку вод для того, чтобы отправить их обратно в природную среду, является задачей высшего уровня важности для здоровья людей и для экологии. Поэтому я хочу вначале предложить всем наш опыт, мы готовы поделиться и без каких-то моментов, связанных с меркантилизмом, всё это давать в режиме выполнения столичных обязательств нашим регионам.

Несколько мыслей я хотел бы предложить вашему вниманию по той ситуации, которая, конечно, волнует всех. Экология – у нас эта проблема далеко не решённая. Я вообще хотел бы поддержать основные мысли, которые приведены в докладах. 122-й закон полностью отобрал у регионов полномочия, но вместе с этим у регионов, Дмитрий Анатольевич, отобраны и не только ответственность, но и право решать вопросы в пользу обеспечения экологии. Потом 129-й закон формально это поправил, но после принятия 199-го закона вопросы нашего взаимодействия между федеральной и региональной системами не отработаны абсолютно, и это вредит общей политике, общей нашей работе по вопросам экологии.

Когда я рассматриваю вопросы экологии, то вообще предлагаю их рассматривать не в режиме распределения полномочий, а в режиме распределения ответственности за поддержание природной среды, за работу наших предприятий. Исходя из этого положения я могу сказать о том, что федеральный уровень может взять контроль, нести ответственность и реализовать полномочия только по наиболее крупным, сложным, в экологическом плане опасным направлениям, а всё остальное – эта ответственность должна быть делегирована регионам. И здесь нам нужны срочные решения, ибо сегодня таких решений нет, всё в хаотическом или полухаотическом состоянии.

Мы говорим о нормативах. Дмитрий Анатольевич, если мы будем разрабатывать нормативы десяток лет, это мало, даже десяти лет нам не хватит, а приводить в порядок экологию нужно быстро. Поэтому нам нужно сделать, я бы сказал, серьёзный шаг по адаптации европейских нормативов к тем требованиям, которые могут быть в какой-то последовательности, не сразу в режиме «навала», а в какой-то последовательности предъявляться хозяйствующим субъектам, и дальше эти требования должны заставлять хозяйствующие субъекты приводить ситуацию в порядок.

Приведу пример. Европа в 2020 году не будет принимать к строительству жилые объекты, объекты социальной сферы или административные здания, у которых плюсовое потребление тепла. Нам кажется сегодня, это сумасшедшее требование, на самом деле это требование, которое является обязательным и для нас, ибо у нас в среднем энергетические потери в три раза выше, чем в Европе. Даже в более или менее благополучной Москве я оцениваю этот коэффициент –полтора. Тоже неблагополучная ситуация.

Ещё две короткие темы.

Первое. Альтернативные виды топлива и альтернативные виды энергии. Мы сегодня имеем даже небольшой опыт, о котором говорит Кирсан Николаевич, кстати, у нас, Кирсан, производятся ветряки в Москве, я тебе дам информацию, шикарные. Мы имеем опыт по переработке навоза – навоз даёт электричество.

Я, может быть, немножечко в юморном ключе, а на самом деле это очень серьёзный момент – в зоопарке в Мюнхене висит табличка: «Берегите слонов, они дают навоз, который даёт нам возможность вырабатывать электроэнергию на весь зоопарк», – слушайте, это по-настоящему серьёзная вещь. Мы вырабатываем электроэнергию из навоза в наших хозяйствах, которая даёт возможность обеспечить потребности хозяйства. Мы вырабатываем здесь электроэнергию 10 мегаватт на твёрдой части так называемых канализационных стоков, и это ещё мало, это всё может быть существенно расширено.

Но я говорю об этом не для похвальбы. Вот попробуй у нас эту электроэнергию отправить в сеть. Ну что это такое? Даже в Украине это можно сделать, есть обязательные уровни приёма электрической энергии и соответствующее стимулирование. Кирсан говорил о том, что Европа скоро до 20 процентов дойдёт в потреблении «зелёной» электроэнергии. «Зелёная» электроэнергия – это та же самая электроэнергия, которая вырабатывается вот в такой системе. И всё это у них даёт до 20 процентов, они отказываются от газа, у них это всё компенсируется. Если у нас не будет закона, который будет обязывать принимать такую электроэнергию и ещё стимулировать, у нас не будет роста альтернативных видов энергии.

Что касается альтернативных видов топлива – тоже плохо. Вы знаете, Дмитрий Анатольевич, мы двигались к Евро-4, потом нефтяники, которые не очень хотят этого (а Евро-4 – это экология), задробили эти нормы, и мы вернулись вообще даже на Евро-2, Евро-3. Нам нужно двигаться вперёд, нам нужно вводить жёсткие нормы, которые заставляют подтягиваться. Это же совершенствование технологии и так далее.

Последнее – мусор. Везде в мире производится много мусора. Я не согласен с Кирсаном Николаевичем, он говорил о 3 миллиардах тонн. Это отходы. А мы говорим о бытовом мусоре. Бытовой мусор у нас в районе 30 миллионов тонн – в стране, в Москве – 4 миллиона тонн. Везде существует, Дмитрий Анатольевич, так называемая залоговая стоимость переработки мусора. Европа, когда направляет нам товары бытового плана, товары потребительского спроса, в стоимость этого товара включает стоимость переработки этого мусора, но эта стоимость остаётся там. А мы здесь вынуждены его перерабатывать. Когда мы отправляем свои товары, мы не включаем этого. Когда мы свои товары в упаковке продаём здесь, мы не включаем залоговую стоимость на переработку тары, упаковки, бумаги, тряпья и так далее. Это всё нужно вводить. Это всё те деньги, которые дают нам возможность (и государству, и регионам) обеспечения финансами, не только просить у Минфина – там не допросишься, а обеспечивать финансами ту самую дополнительную, пусть не очень масштабную, но всё равно дополнительную работу, которая даёт возможность двигаться в улучшении экологии (в переработке отходов, в переработке мусора и так далее).

Очень много проблем. Я очень поддерживаю предыдущие два выступления. И думаю, что если мы ускорим в первую очередь формирование нормативной базы, формирование тех точных адресов ответственности на всех уровнях… Муниципалитет – отвечает. За что отвечает? За жилой сектор. Город и субъект Федерации отвечают за свою местную промышленность, за строительство и так далее. Другие крупные объекты несут бизнес-ответственность перед государством, а государство ведёт контроль этих крупных объектов. Когда мы эту меру ответственности – не полномочий, а ответственности – распределим и обозначим, будет лучше.

Д.МЕДВЕДЕВ: Спасибо, Юрий Михайлович.

Никита Юрьевич, пожалуйста, Вам слово.

Н.БЕЛЫХ: Дмитрий Анатольевич, я не собирался, честно говоря, выступать. У меня нет записанных цитат Ермолова и прочее. Но хочу акцентировать внимание на трёх моментах.

Первое. Я, конечно, безусловно, поддерживаю выступления Кирсана Николаевича и особенно Юрия Петровича, направления реформирования экологического законодательства и предложения, связанные с увеличением платежей за нарушение этих правил. Предложение, о котором говорил Кирсан Николаевич, по поводу формирования экологического фонда, – ведь можно начать даже с того, что есть сейчас. У нас есть экологические сборы, которые идут в бюджет. Причём они поступают в бюджеты всех уровней: 40–40–20 – муниципалитет, регион и федеральный. Давайте их сначала «покрасим» в зелёный цвет. Давайте сначала посмотрим, кто из регионов что получает и на что деньги, собственно говоря, расходуются, тогда будет понятно: надо формировать какие-то отдельные внебюджетные фонды или не надо.

Второй момент, на который хотел обратить внимание: я не услышал в докладах одну очень важную вещь. Она будет перекликаться с темой нашего предыдущего заседания президиума Госсовета, а именно с вопросом экологического образования, потому что когда мы говорим об экологическом нигилизме, говорим о том, что за 10 лет у нас ситуация сильно изменилась, – сильно, да не окончательно. В этом плане говорить о том, что всё у нас прекрасно, общество воспринимает все нарушения, которые происходят в области экологического законодательства, конечно, нельзя. У нас в экологии, как и в футболе, разбираются все и никто. То есть и в этом плане я считаю, что концентрация на вопросах экологического образования только в специализированных вузах не совсем правильна. Это и то, о чём говорит Юрий Михайлович, это проблемы, связанные с утилизацией мусора, залоговой тары, масса вопросов, которые по большому счёту должны рассматриваться в рамках школьных программ. То есть человек должен изначально сформировать в себе какие-то принципы в воспитании. Это касается и культуры, это касается и всего остального. Но это играет очень важную роль и в сфере наших дальнейших предложений, потому что бессмысленно формировать законодательство, которое человек на себе не прочувствовал, которое для себя человек не воспринимает.

И третье, по поводу общественности. Я просто, собственно говоря, и решил-то выступить после того, как Валерий Вениаминович сказал по поводу общественных организаций. Конечно, есть спекуляции, конечно, есть разного рода политические розыгрыши, и я это, может быть, знаю лучше, чем кто бы то ни было. Но давайте так: я специально перед сегодняшним заседанием в поисковиках некоторых набрал словосочетание «экологическая проблема». Я предлагаю сделать то же самое – я вам гарантирую: из десяти ссылок, которые там будут, пять будут носить название «Байкал». Это означает одно – такая тема есть. Но сегодня она не прозвучала ни в одном из выступлений. Мне кажется, то, что, когда эта проблема не обсуждается, это ухудшает ситуацию в плане взаимоотношения общества и власти.

Если говорить о том кризисе доверия, о котором и Вы говорили, Дмитрий Анатольевич, в своих посланиях Федеральному Собранию, о кризисе доверия, который существует между обществом, властью и бизнесом, то это ведь касается не только коррупционных схем. Это касается и вопросов экологического законодательства, когда нет какой-то чёткой, внятной позиции, нет нормального, чёткого диалога с обществом. Естественно, в этом плане рождаются самые необычные варианты, и говорить о том, что кто-то этим пользуется негативно… Ну так объясните, разъясните и скажите, что мы будем делать с этим постановлением Правительства №1 от 13 января, с какими-то другими. Этого нет.

Не знаю, я, может быть, один такой, но мне перед сегодняшним заседанием президиума Госсовета поступило несколько десятков писем от общественных организаций по поводу того, что «мы знаем, что будет обсуждаться такая тема, Никита Юрьевич, мы просим Вас эту тему озвучить». Я не специалист в сфере экологии, и уж понятно, если бы я проживал в Иркутской области, в Забайкальском крае, может быть, эта тема была ближе. Но я искренне считаю, что тема Байкала – это тема не двух-трёх регионов, это тема России в целом.

И в этом плане я считаю, что нам надо кардинальным образом пересмотреть вопрос взаимоотношений с экологическими организациями, с общественными организациями, это в том числе и вопросы, связанные с нормативным регулированием. Я напомню, что у нас функции общественного контроля в законе прописаны, но нет подзаконных нормативных актов. И я буквально три дня назад, так совпало, написал Юрию Петровичу письмо с просьбой, чтобы всё-таки Минприроды подзаконные нормативные акты по поводу этого общественного контроля выработало. Потому что ко мне на приём приходят люди и говорят, что готовы этим заниматься, но нет порядка, который бы регулировал обнародование этой информации, вообще использование этой информации, допуск к этой информации. Давайте начнём хотя бы с этого, давайте начнём хотя бы с того, что официально скажем: да, мы заинтересованы в том, чтобы общественность участвовала в этих процессах. Потому что то, что сегодня звучало, это прежде всего вопрос отношений между властью и бизнесом, между властью и крупными промышленными предприятиями. А экология – это уж точно тот вопрос, который интересует подавляющее большинство жителей нашей страны.

Спасибо.


diplom-zhmisi-transformator.html
diplom-zhmisina-dstemelk-nsau-pavlodar.html
diploma-kandidata-nauk.html
diploma-otnosheniya-prezidenta-i-kongressa-ssha-v-processe-ratifikacii-dogovora-osv-2.html
diploma-zatem-student-pishet-zayavlenie-na-imya-direktora-vuza-ob-utverzhdenii-temi-i-nauchnogo-rukovoditelya-zayavlenie-podpisivaet-nauchnij-zaveduyushij-kafedroj-student.html
diplomami-nagrazhdayutsya.html
  • knigi.bystrickaya.ru/semantika-termina-s-kognitivnih-pozicij.html
  • essay.bystrickaya.ru/devis-erik-tehnognozis-mif-magiya-i-misticizm-v-informacionnuyu-epohu-stranica-12.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/pravitelstvo-novosibirskoj-oblasti-postanovlenie-ot-30-sentyabrya-2010-g-n-158-p-ob-utverzhdenii-dolgosrochnoj-celevoj-programmi.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/soderzhanie-programma-professionalnoj-podgotovki-professionalnoj-podgotovki-perepodgotovki-povisheniya-kvalifikacii.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/programma-detskogo-otdiha-na-zimnie-kanikuli-sformirovana-s-uchetom-uvlechenij-rebenka-i-pozhelanij-roditelej.html
  • spur.bystrickaya.ru/lekciya-11-kultura-avstralii-vuchebnom-posobii-izlagaetsya-kurs-istorii-mirovoj-kulturi-chto-pozvolyaet-ponyat.html
  • uchit.bystrickaya.ru/tatneft-ekologicheskij-lider-gosduma-rf-monitoring-smi-28-marta-2008-g.html
  • education.bystrickaya.ru/12-metodicheskie-rekomendacii-po-organizaciifakultativov-po-matematike-vtoroe-izdanie-dopolnennoe.html
  • notebook.bystrickaya.ru/issledovanie-napravleno-na-sozdanie-novogo-elektrotehnicheskogo-oborudovaniya-s-samodiagnostikoj-razrabotka-osnovana-na-ispolzovanii-i-sozdanii-novih-informacionnih-tehnologij.html
  • predmet.bystrickaya.ru/rezyume-1.html
  • notebook.bystrickaya.ru/i-karpova-vedushij-redaktor-a-borin-redaktori-s-komarov-hudozhnik-oblozhki-s-malikova-korrektor-t-brileva-verstka-e-kuzmenok-bbk-88-5.html
  • universitet.bystrickaya.ru/tor-10-uikend-rossii-i-sng-27-iyun-29-iyul-02-stranica-4.html
  • knigi.bystrickaya.ru/rukovodstvo-2-koordinaciya-2-kontrol-2-sovremennij-etap-kontrolling-stranica-5.html
  • knigi.bystrickaya.ru/rossiya-narodnaya-pedagogika-uchebnoe-posobie-majkop-2008-udk-37075-bbk-74-0ya73.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/primechaniya-r-shtajner-estestvenno-nauchnie-trudi.html
  • abstract.bystrickaya.ru/1-etimologiya-termina-marketing.html
  • esse.bystrickaya.ru/rabochaya-uchebnaya-programma-po-osnovnoj-obrazovatelnoj-programme-osnovi-pediatrii-i-gigieni-detej.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/metodi-okisleniya-v-himicheskoj-tehnologii-bav.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/prodolzhenie-pril-1-uchebnoe-posobie-rekomendovano-metodicheskim-sovetom-morskogo-gosudarstvennogo-universiteta.html
  • reading.bystrickaya.ru/massovaya-kachestvennaya-zhurnalistika-pervoj-polovini-xix-veka-voprosi-k-ekzamenu-po-istorii-zarubezhnoj-zhurnalistiki.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/programma-razdel.html
  • thesis.bystrickaya.ru/prilozhenie-2-zadachi-pered-drugimi-subektami-byudzhetnogo-planirovaniya-35-razdel-rashodnie-obyazatelstva-i-formirovanie.html
  • tasks.bystrickaya.ru/1-o-zdaniyah-i-zemelnih-uchastkah-voennoj-akademii-tila-i-transporta.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/urok-logiki-stranica-20.html
  • esse.bystrickaya.ru/programma-srednego-professionalnogo-obrazovaniya-po-specialnosti-111801-veterinariya-kvalifikaciya-veterinarnij-feldsher-vid-podgotovki-bazovaya-forma-podgotovki-ochnaya-stranica-9.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/pribavlenieotrivki-iz-conduct-of-life-r-u-emersona-zakoni-duha.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/razdel-ix-regionalnie-nalogi-i-sbori-i-obshie-polozheniya.html
  • spur.bystrickaya.ru/mayak-24012007-novosti-210000-volkova-taisiya-gosduma-rf-monitoring-smi-25-yanvarya-2007-g.html
  • znanie.bystrickaya.ru/arhitektura-i-stroitelnie-nauki.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/vlasti-podmoskovya-podpisali-s-lukojlom-soglashenie-o-sotrudnichestve-rossijskaya-blagotvoritelnost-v-zerkale-smi.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/razdel-8-mudrost-v-oblichi-povsednevnih-slov.html
  • testyi.bystrickaya.ru/5-aprelya-v-1400-informacionnij-byulleten-administracii-sankt-peterburga-12-663-5-aprelya-2010-g.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/meropriyatiya-po-razvitiyu-sistemi-obshestvenno-gosudarstvennogo-upravleniya.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/pravovoj-rezhim-mirovogo-okeana-chast-4.html
  • school.bystrickaya.ru/denezhno-kreditnaya-i-valyutnaya-politika-centralnih-bankov-chast-9.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.