.RU

Часть VI ^ СЕМЬЯ РЕБЕНКА - Учебное пособие: Хрестоматия. Спб.: Речь


Часть VI

^ СЕМЬЯ РЕБЕНКА

С НАРУШЕНИЕМ ИНТЕЛЛЕКТА

К. Тингей-Михаэлис

ВАС МОГУТ ТРЕВОЖИТЬ ПРОБЛЕМЫ ОБЩЕНИЯ ВАШЕГО РЕБЕНКА С ДРУГИМИ ЛЮДЬМИ*

Некоторые малыши не любят, когда им приходится контактировать с посторонними людьми

Психолог или педагог назвал бы такого малыша замкнутым. Большинству людей — и малышам и взрослым — нравится общаться с другими людьми. Им нравится улыбаться друг другу, говорить друг с другом, то есть получать удоволь­ствие от общения. Большинство младенцев о своем пробуждении сообщают тем, что начинают либо плакать, либо гулить. Но дети с недостатками развития, про­снувшись, тихо лежат и смотрят в потолок.

Более того, некоторые малыши, похоже, не испытывают радости, находясь в обществе других людей.

Они ведут себя так, как будто им хочется быть в одиночестве.

Одни малыши не улыбаются, когда вы с ними говорите, другие не тянутся вам навстречу, когда вы их гладите или берете на руки.

Одни малыши сверхчувствительны к прикосновению, и общение с ними тре­бует соблюдения определенных условий (см. в разделе «Проблемы движений» тему 8. С. 116-119).

Другим требуется больше времени, чтобы понять, что происходит, и соответ­ственно отреагировать. Таких малышей нужно долго гладить и улыбаться им, преж­де чем они ответят вам улыбкой. Иногда малыш с недостатком развития уже го­тов улыбнуться, а взрослый в это время отворачивается.

Если малыш не улыбается, то дожидаться с улыбкой проявления радости с его стороны очень трудно.

' Дети с недостатками развития: Книга в помощь родителям / Пер. с англ. Под ред. Д. В. Колесо­ва. М.: Педагогика, 1988. С. 120-127; 148-152.

340

Вы можете почувствовать себя в нелепом положении или обидеться на малыша.

Когда вам не отвечает'взрослый, вы обычно прекращаете общаться с ним.

Если малыш не гулит и не радуется тому, что его взяли на руки, у вас вполне естественно возникает желание прекратить общение с ним.

Однако помните, что многие дети с недостатками развития реагируют не так быстро, как вам бы этого хотелось.

Вашему малышу может требоваться значительно больше времени, чем другим детям, чтобы обучаться.

Чтобы понять смысл происходящего, он, возможно, должен видеть и слышать одно и то же много раз. Вот почему, если вы хотите помочь проблемному малышу научиться улыбаться и гулить, вам следует улыбаться и разговаривать с ним чаще, чем это делается с обычными детьми.

Вместо того чтобы отвечать на вашу улыбку улыбкой и гулением, малыш с не­достатками развития может просто смотреть на вас или даже отвернуться в дру­гую сторону.

Вы, конечно, подумаете, что малыш не хочет с вами играть.

Однако крайне важно, чтобы вы не прекращали своих попыток общаться и

играть с ним.

Ваш малыш нуждается в большем числе общений, чем обычные дети, чтобы научиться вести себя в присутствии других людей.

Очень может быть, что вам придется прилагать специальные усилия, чтобы научить малыша общаться не только с вами, но и с другими людьми.

Возможно, вам потребуется дольше и чаще общаться со своим малышом, что­бы у него было достаточно времени для освоения навыков общения.

Если малыш не умеет улыбаться, гулить и какими-то телодвижениями пока­зывать, что ему хочется, он может пользоваться для привлечения к себе внимания другими средствами. Например, малыш может тянуть к себе вашу одежду, бить вас, и даже по лицу, если вы берете его на руки, тянуть за волосы или за очки, и он не прекращает своих действий, хотя вы пытаетесь его отвлечь. Такое поведение малыша может означать, что он хочет поиграть или пообщаться с вами, но не зна­ет, как сообщить об этом.

Малыш может прибегать к таким способам и тогда, когда его попытки сооб­щить вам о своих желаниях с помощью гуления и улыбок оказались безуспешны­ми. Малыш не стремится причинить вам боль, он не хочет огорчить вас, он про­сто привлекает ваше внимание, не зная, как это можно сделать иначе. Разумеет­ся, если малыш ударит вас или кого-нибудь другого, то окружающие будут осуждать вас за плохое воспитание.

Тем не менее вам необходимо сохранять спокойствие и терпеливо учить малы­ша привлекать внимание взрослых иными способами, чем битье и таскание за волосы. Внимательно следя за поведением малыша, вы не должны упускать ситу­аций, когда малыш особенно расположен к общению. Скажем, если малыш смот­рит на вас, улыбнитесь ему и возьмите его на руки.

Тогда малыш будет знать, что вам действительно приятно быть вместе с ним. Вам надо обращать на него внимание всякий раз, как вы заметили его улыбку, и стараться игнорировать его удары и дергание за волосы, хотя это и непросто.

341

Однако помните, что малыш легко повторяет свои действия, если они при­влекли к себе внимание. ,

Если вы станете сердиться на малыша за действия, которые вам не нравятся, и никак не реагировать на действия, которые вам нравятся, малыш станет делать то, что как-то отмечается вами, то есть как раз осуждаемые вами действия.

Проблемы общения чаще возникают у тех малышей, которые не любят, когда их гладят, прикасаются к ним или берут их на руки.

Малыши учатся радоваться обществу других людей, получая удовольствие от кормления, купания и одевания.

Если у малыша есть проблемы с движениями, и кормить, одевать и купать его трудно. Вам, вероятно, эти процедуры не доставят удовольствия. Более того, в эти моменты вы будете особенно напряжены.

Однако если вы будете напряжены, малыш это легко почувствует. Развивая навыки общения у малыша, у которого не все в порядке с движениями, не следует забывать об этом. Если мышцы малыша чересчур напряжены или, наоборот, по­стоянно расслаблены или если он сверхчувствителен к прикосновению, посове­туйтесь с врачом, в какой позе ваш ребенок чувствует себя достаточно комфорт­но. Именно в этой позе малышу будет удобнее и приятнее всего играть и общать­ся с вами (см. в разделе «Проблемы движений» темы 1—3. С. 76—91). Даже если вы крайне озабочены или состоянием здоровья малыша, или его физическими недо­статками,.или тем, с каким, трудом его удается чему-либо обучить, особенно важ­но, чтобы малыш почувствовал не столько вашу озабоченность, сколько вашу любовь к нему.

Для этого вам нужно брать его на руки и играть с ним. Он должен ощутить, что вам нравится быть с ним. Тогда он почувствует себя уверенно и ему захочется улы­баться и гулить, когда вы или кто-либо из окружающих заговорит с ним.

Разумеется, порой у вас будут опускаться руки от всех свалившихся проблем. Такое настроение — признак того, что вам надо немного передохнуть от своих за­нятий с малышом. Попросите кого-нибудь, кому вы доверяете, посидеть с ребен­ком, а сами сходите в кино, к знакомым в гости или развлекитесь как-нибудь еще. Не давайте малышу почувствовать, что его проблемы вас расстраивают. Ведь если они у него с рождения, то им они воспринимаются как что-то вполне есте­ственное.

^ Некоторые малыши чувствуют себя неуютно, когда рядом с ними нет мамы

Психолог или воспитатель назовет такого малыша несамостоятельным, а его маму, возможно, охарактеризует как чрезмерно опекающую своего ребенка. Ког­да ваш ребенок имеет какие-то недостатки в развитии, легко превратиться в чрез­мерно опекающую маму. Ваш малыш, как и все остальные дети, не сможет вы­жить без внимания и заботы взрослых.

Но он еще нуждается в дополнительных занятиях с ним, благодаря которым он сможет компенсировать или даже преодолеть недостатки своего развития.

342

Иногда бывает трудно решить, что должны делать вы сами, а что ваш малыш. И мать, чтобы быть уверенной в том, что малыш получает все, нередко начинает делать за него почти все.

Отцы обычно проводят с малышом значительно меньше времени, чем матери, и поэтому часто считают, что малыш не так уж и нуждается в особой опеке, как это кажется матери. Иногда мнения отца и матери о том, как нужно ухаживать за малышом, настолько расходятся, что дело доходит до серьезных споров и ссор.

Поскольку оба родителя заинтересованы в благополучии малыша, им трудно сохранять хладнокровие и вести корректную беседу о том, чем лучше всего по­мочь их ребенку, но и не обсуждать эту проблему они не могут. Стоит сказать, что подобная ситуация характерна и для родителей обычных детей.

Что можно посоветовать относительно принятия совместных решений о вос­питании ребенка?

Старайтесь обсуждать проблемы своего малыша, когда его самого нет побли­зости, а приняв какое-то решение, поддерживайте друг друга в его осуществле­нии. Очень важно, чтобы не только мать принимала все касающиеся малыша ре­шения и чтобы ее заботы о малыше разделяли близкие ей люди, прежде всего отец ребенка, его бабушки и дедушки, друзья.

Ведь если мать будет одна заботиться о малыше, то он станет испытывать дис­комфорт при ее отсутствии. Задача матери и ее близких — помочь малышу не ис­пытывать особого дискомфорта, когда он останется с посторонними людьми.

Малыш не научится этому, если у него не будет возможности общаться с раз­ными людьми. Разумеется, не стоит без крайней необходимости оставлять малы­ша с незнакомым человеком один на один.

Выберите из своего окружения человека, которому вы могли бы доверить малыша. Многие родители детей с недостатками развития боятся доверить своего ре­бенка молодым людям, даже если те умеют заботиться о маленьких детях и любят их. Но это только предубеждение более взрослого поколения. Но если вам трудно расставаться со своими предубеждениями, то выбор человека, который, по ваше­му мнению, сумеет хорошо ухаживать за малышом, не повод, чтобы эти преду­беждения изменить.

Прежде чем оставлять малыша один на один с другим человеком, лучше, что­бы сначала ребенок привык к нему. Неплохо также, чтобы в первый раз малыш оставался с другим взрослым ненадолго. Остающемуся с вашим малышом чело­веку покажите, где лежат вещи малыша, расскажите, как, когда и чем вы его кор­мите. Полезно все это записывать, чтобы остающийся с малышом человек мог проверить, правильно ли он все запомнил, и не волновался бы из-за того, что делает что-то не так. Обычно не отказываются посидеть с малышом бабушки и дедушки. Но они часто сильнее переживают за малыша, чем родители, и поэтому пребывание с малышом один на один требует от них больших душевных затрат, чем у любых других людей.

Кроме того, бабушки и дедушки нередко оспаривают необходимость тех или иных процедур или способов ухода за малышом, а значит, будут стремиться обра­щаться с ним не как он привык, а как они считают нужным.

Если вы нервничаете, оставляя малыша с бабушкой и дедушкой, то постарай­тесь не обидеть своим отказом стариков, которым очень хочется облегчить жизнь

343

вам и вашему ребенку. Объясните им, что вы чувствуете себя неспокойно, остав­ляя с ними малыша, что боитесь не только за малыша, но и за них..

Если вы приняли такое решение, будьте тверды и не чувствуйте себя винова­той. Но не мешайте бабушке и дедушке заниматься с малышом в вашем присут­ствии.

За малышом обязательно должен ухаживать отец. Отец должен уметь накор­мить, одеть и искупать малыша, а также гулять с ним. Ухаживая за ребенком, отец не только лучше узнает его, но начинает понимать проблемы, тревожащие жену. Каждый заботится о малыше на свой манер даже в одинаковых процедурах, таких как кормление, купание, одевание.

Если малыша кормит и ухаживает за ним только мама, он может начать кап­ризничать, когда кому-либо другому придется за ним ухаживать, поскольку этот другой будет ухаживать не совсем так, как мать. Иначе говоря, малыш станет че­ресчур зависимым от матери, а она, в свою очередь, окажется чересчур связанной заботой о ребенке.

Иногда матери даже гордятся тем, что малыш без них ничего не желает делать и капризничает.

И если отец кормит малыша, а тот начинает капризничать, мать забирает у него ложку со словами: «Дай я сама покормлю. У меня это выйдет быстрее и луч­ше». Мама хотела одного, а получилось совсем другое: малыш узнал, что надо делать, чтобы мать обратила на него внимание. Оказывается, надо просто выпле­вывать пищу или начать капризничать.

Кроме того, отец оказался выключенным из жизни малыша.

Лучше будет и для малыша, и для его родителей, если те договорятся между собой, что отец будет, например, кормить малыша каждый вечер или через ве­чер, а мама в это время сделает какие-нибудь другие дела по дому или просто отдохнет.

Или отец может купать малыша или играть с ним, или же, если позволяет его работа, он делает то и другое,

Малыш, став чересчур зависимым от матери, не сможет без нее засыпать или же будет просыпаться, как только она выйдет из комнаты. Иногда такая сильная зависимость приводит к тому, что малыш просыпается ночью и требует, чтобы мама взяла его на руки. Если ваш малыш просыпается ночью и не засыпает, пока его не покачают, это может означать, что постоянное внимание матери стало для него необходимо и без нее он чувствует дискомфорт и плохо спит. Разумеется, и для малыша, и для матери очень важно ощущать близость друг друга и важно, чтобы мать ухаживала за малышом, ласкала его и разговаривала с ним. Но если эта близость превратилась в зависимость, не допускающую общения с другими людьми, малыш никогда не повзрослеет и навсегда останется несамостоятельным ребенком.

Если малыш не отпускает вас, когда вы собираетесь уйти, и не позволяет ни­кому, кроме вас, ухаживать за собой, а если вы все-таки уходите, он долго нервни­чает и капризничает, то это вовсе не означает, что вам нельзя оставлять малыша одного. Напротив, это может означать, что вам надо почаще это делать. Очень важно, чтобы и вы, и малыш научились на некоторое время обходиться друг без друга.

344

Если малыш боится новых мест и новых людей, это вовсе не значит, что вам не следует выходить с ним из дома или оставлять его на время с кем-то посторон­ним!

Это значит, что вы должны постепенно расширять опыт общения малыша с другими людьми и знакомить его с разнообразием окружающего мира.

^ Некоторые малыши не умеют общаться с другими детьми

Если ваш малыш колотит других детей или кусается, они (и их мамы тоже) вряд ли захотят общаться с ним. Поскольку все дети, а малыши с недостатками в развитии в особенности, учатся, наблюдая за действиями других людей, очень важно, чтобы ваш малыш имел возможность не только наблюдать за другими деть­ми, но и играть с ними.

Сначала малыш должен научиться просто играть рядом с другими детьми. Если же он кусается или дерется, вы должны показать ему, как следует обращаться с другими детьми.

Но если, пытаясь отучить малыша от дурной привычки бить или кусаться, вы сами ударите или укусите его, чтобы показать, как это неприятно другому, то в действи­тельности ваш ребенок поймет только то, что даже мама и папа дерутся и кусаются.

Чтобы понять, как вам поступить, разберитесь сначала в том, что происходило перед тем, как ваш малыш стукнул или укусил другого ребенка. Возможно, он просто отвечал ему ударом на удар.

Иногда другие дети начинают командовать малышами с недостатками разви­тия, поскольку те не способны себя защитить. Вполне возможно, что ваш ребе­нок стал кусаться и драться, потому что другой ребенок уж слишком усердно ко­мандовал им. Но возможно также, что ваш малыш стукнул другого, не умея сооб­щить ему о своем желании и пытаясь это сделать таким способом.

Если вы не можете разобраться, почему ваш малыш кусается и дерется в обще­стве других детей, то имеет смысл проконсультироваться по этому вопросу с пси­хологом. Понаблюдав за тем, что происходит между вашим малышом и осталь­ными, он поможет вам понять, в чем дело.

Ребенок может отбирать игрушки у более младших детей, поскольку игрушки этих детей ему нравятся больше, чем игрушки ровесников.

Как правило, малышу с недостатками развития требуется больше времени, чтобы научиться пользоваться игрушкой. Вот почему ему лучше играть с игруш­ками того же типа, с которыми играют более младшие дети. Если в семье есть младшие дети, то это может приводить к ссорам между ними и старшим ребенком с недостатками развития. Но особенно велика вероятность ссоры в том случае, когда вы берете малыша играть куда-нибудь вне дома, где есть дети младше его.

Если ваш малыш еще не знает, что существует не один, а много красных мя­чей, то, увидев красный мяч, он может решить, что это тот самый мяч, с которым он обычно играет у себя дома. Другие дети, катая в это время мяч друг к другу, не стали бы возражать против того, чтобы ваш малыш включился в их игру. Однако

345

он может еще не уметь толкать мяч в определенном направлении и с нужным уси­лием, чтобы мяч докатился до другого ребенка, он может также не уметь хватать катящийся на него мяч. Будет лучше, если вы поможете своему ребенку научить­ся играть и, сев за ним, станете толкать мяч и придерживать малыша, чтобы он дождался, пока другой ребенок кинет ему мяч обратно. Однако если малыш не улавливает смысла игры, не мучайте его и отвлеките от игры детей захваченной с собой любимой им игрушкой. Возможно, вашему малышу следует еще какое-то время одному поупражняться в игре с мячом. Чтобы он не ссорился из-за своих игрушек с братьями и сестрами, игрушки малыша стоит аккуратно пометить. Луч­шей меткой являются инициалы или имя ребенка, которые можно нарисовать несмываемой краской. Если у малыша есть игрушка, которую он особенно лю­бит, стоит купить еще одну, точно такую же, чтобы к тому моменту, когда игрушка станет никуда не годной, ее было чем заменить.

Когда малыш отправляется в места, где он может столкнуться с другими деть­ми, берите с собой его любимые игрушки.

Если в семье есть другие дети, это, как правило, благоприятно отражается на малыше с недостатками развития. Общаясь с братьями и сестрами, он быстрее научится общению с другими людьми. Однако многих родителей беспокоит, что их дети с недостатками развития могут оказать плохое влияние на своих братьев и сестер. Дескать, здоровые дети начнут подражать затрудненной речи или не­уклюжей походке своего братика или своей сестрички.

^ Старшие братья и сестры. Старший брат или сестра могут выполнять обычную .роль старших детей, помогая вам ухаживать за малышом с недостатками разви­тия. Может случиться, что они так увлекутся этим, что у них не станет хватать времени на собственные дела. Проследите, чтобы у старшего ребенка оставалось достаточно времени для собственных дел: учебы, игр, общения с друзьями и т. д. Если у вашего малыша несколько старших братьев и сестер, они могут ухаживать за ним по очереди и так же по очереди помогать вам в работе по дому.

Иметь ли еще детей? Иногда родители малыша с недостатками развития со­мневаются, надо ли им иметь еще детей. Если заболевание малыша наследствен­ное, вам стоит посоветоваться со специалистами. В женской консультации под­скажут, куда вам надо обратиться. Стоит также подумать о том, хватит ли у матери сил и здоровья растить и воспитывать еще одного ребенка. Как правило, если в семье у малыша с недостатками развития появляется здоровые братик или сест­ренка, младшего ребенка любят в этом случае больше.

^ Помощь в уходе за малышом с недостатками развития. Независимо от того, стар­ше другие дети такого малыша или младше него, всегда может возникнуть ситуа­ция, когда из-за ухода за малышом с недостатками развития на его братьев и сес­тер у родителей будет оставаться мало времени. Полностью замыкать жизнь се­мьи на нуждах и потребностях ребенка с недостатками развития неразумно. Но нелегко разумно сочетать удовлетворение потребностей одного ребенка и нужд других. Если малыш с недостатками развития бьет других детей или берет их вещи, поступайте с ним так же, как и с обычным ребенком. Не следует думать, что ос­тальные дети должны считаться с дурным поведением ребенка с недостатками развития только потому, что они здоровы, а он не такой, как они. Дурные поступ­ки не следует поощрять ни у одного из детей.

346

^ Разговор с другими детьми о малыше с недостатками развития. По мере того как другие дети взрослеют, объясняйте им, почему их братик или сестра растет не та­ким или не такой, как они, и обсуждайте с ними связанные с ребенком, имею­щим недостатки в развитии, семейные планы. Внимательно выслушивайте пред­ложения и опасения своих здоровых детей. Взросление - это нелегкий процесс, а взросление в семье, где растет братик или сестренка с недостатками развития, в чем-то похоже на ситуацию, когда к тебе относятся как к взрослому, а ты еще только взрослеешь.

347

3. Тржесоглава (Z .Tfesohlava)

^ СПЕЦИФИЧЕСКИЕ ЧЕРТЫ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ

ВЗАИМООТНОШЕНИЙ В СЕМЬЕ РЕБЕНКА

С ЛЕГКОЙ ДИСФУНКЦИЕЙ МОЗГА И ИХ ОЦЕНКА*

Дети с ЛДМ входят в состав различных социальных групп, и во всех этих груп­пах проявляются результаты их особенного поведения в различных социальных ситуациях. Первой и важнейшей социальной группой для ребенка является се­мья. В отношении родителей к ребенку отражается опыт их собственной жизни, на основе которого формируются определенные желания и надежды, которые сначала, как правило, бывают слишком идеализированными. Если ребенок не оправдывает надежд родителей, воспитание его может меняться в самых различ­ных направлениях, чаще не в его пользу. '

Ребенок с самого раннего детства является беспокойным, непослушным, взбал­мошным, неспособным сосредоточиться, неловким и т. д., а все эти качества — раздражающие факторы. Такой ребенок требует большего времени и внимания, часто без видимого результата. Все это утомляет мать морально и физически, зас­тавляет ее сравнивать поведение ребенка с поведением его сверстников или стар­ших братьев и сестер. Ребенок не выполняет ее указаний, не оправдывает ее на­дежд, а все воспитательные меры кажутся неэффективными. Обманутые ожида­ния не оправдываются в глазах матери какими-либо объективными причинами, например, наличием соматического заболевания. На основании неправильного понимания поведения ребенка эмоциональные взаимосвязи между матерью и ребенком ухудшаются, что приводит к созданию неадекватных условий воспита­ния.

Bee (1967) отмечал, что беспокойные, раздражительные дети находятся под большим материнским контролем, но, с другой стороны, у них в меньшей степе­ни развиваются чувства независимости и самостоятельности.

Ross и Ross (1976) указывают, что матери всех гиперактивных детей восприни­мают их значительно более гиперактивными и агрессивными, чем матери детей контролируемых групп. Домашние условия гиперактивных детей были оценены как источник напряжения, а матери меньше уделяли времени общению с детьми.

Barkley, Cunningham (1978) [Sturma, 1982] в отношении детей с ЛДМ к матери отмечали меньше свободы, больше настойчивости и часто безответного ожида­ния внимания и помощи. Матери меньше занимались с детьми, но больше их контролировали, давали им больше указаний, были к ним менее ласковыми, мень­ше поощряли и хвалили их, но больше наказывали. Ребенок общался с матерью меньше, чем в семьях здоровых детей.

' Легкая дисфункция мозга в детском возрасте / Пер. с чешек. М.: Медицина, 1986. С. 107—110; 193-197.

348

Cohem, Minde (1983), оценивавшие поведение гиперактивных детей дошколь­ного возраста, пришли к заключению, что матери таких детей негативно относят­ся к тому, что делают дети, и становятся источником отрицательных обратных связей.

Отношение отцов чаще всего обусловливается физическими отклонениями (неуклюжестью и неловкостью) детей; особенно если речь идет о мальчиках, отцы бывают очень огорчены их неудачами, например в спортивных занятиях. Гипер­активность детей отцы переносят легче.

Резкие и неприятные проявления поведения, если они неправильно оценива­ются, ставят ребенка в положение злого и неблагодарного, не способного сделать ничего хорошего. Результатом этого бывает неумеренное ужесточение режима, вплоть до уровня дрессировки, изоляция ребенка, отвращение к нему или иногда жалость, апатия от ощущения безысходности или, наоборот, чувство вины за не­правильное воспитание. Ребенка наказывают собственно за проявление заболе­вания из-за отсутствия понимания его трудностей. Все это приводит к созданию такой ситуации, когда в процессе воспитания ребенок получает значительно боль­ше негативных, чем позитивных воздействий. Его часто наказывают, родители сомневаются в его способностях, постоянно указывают на ошибки, а иногда на­чинают считать его неисправимым. Такое воспитание приводит к развитию у ре­бенка ощущения неполноценности и одиночества; нарушения поведения стано­вятся компенсаторными реакциями, развиваются и вторичные невротические проявления. Родители же обычно не знают, что дети с ЛДМ больше предрасполо­жены к развитию указанных состояний, чем здоровые дети.

В некоторых случаях дети с ЛДМ могут провоцировать родителей к резко аг­рессивным реакциям, особенно если эти родители сами не очень неуравновешен­ны или неопытны. Lynch (1975) [Sturma, 1982] среди родителей-тиранов выявил значительное количество людей, имевших перинатальные осложнения. Gallagher (1975) [Sturma, 1982] показал, что импульсивные и беспокойные дети провоциру­ют окружающих на суровое отношение к ним.

Семейные условия детей с ЛДМ чаще всего оцениваются как неудовлетвори­тельные. Gebert (1975) [Sturma, 1982] обнаружила, что такие дети чаще происхо­дят из распавшихся семей. Rutter (1970) также установил, что дети с наруше­ниями ЦНС чаще встречаются в неполных или нефункционирующих семьях, в семьях с неправильными представлениями матери о воспитании и с недоста­точными эмоциональными отношениями между членами семьи. К аналогич­ным выводам пришли и Furestone и соавт. (1978), которые, кроме того, обрати­ли внимание на тот факт, что проблемы, создаваемые детьми с ЛДМ, способ­ствуют распаду семьи.

Matejcek, Macek (1976) определили, что нежеланные дети с ЛДМ хуже адапти­ровались к окружающим условиям. ЛДМ в этом случае рассматривается в каче­стве отягощающего фактора, который в большей мере проявляется у детей, живу­щих в менее благоприятных эмоциональных и социальных условиях.

Stewart и соавт. (1980) установили, что отцами гиперактивных детей часто бы­вают алкоголики, лица, отличающиеся антиобщественным поведением. В анало­гичных работах Morrison, Stewart (1971) и Gantwell (1972) было показано, что сре­ди родителей и взрослых родственников детей с ЛДМ часто проявляются алкого-

349

лизм, асоциальное поведение и истерия. Gillberg и соавт. (1983) установили что матери детей с ЛДМ очень часто (56%) сами требуют наблюдения" психиатра'

из сказанного, с одной стороны, следует, что проявления ЛДМ будут сильнее выражены у детей с недостаточным или неадекватным воспитанием С другой стороны, нужно признать, что ребенок с ЛДМ часто сам создает условия которые могут явиться причиной распада семьи.

250


Тржесоглава 3. (Tfesohlava Z.)

^ ВОСПИТАНИЕ В СЕМЬЕ1

Вместе с педагогическим воздействием на детей с ЛДМ, осуществляемым с помощью специальных педагогических средств педагогами-профессионалами, в общей реабилитации ребенка немалую роль играет семья. Дети с ЛДМ вно­сят в семью ряд сложностей, у родителей добавляется хлопот и становится меньше радостных минут, ребенок не оправдывает их ожиданий. Воспитание такого ребенка требует мудрого и терпеливого подхода воспитателя, зрелого во всех отношениях. Кроме того, родители, берущие на себя ответственную рань воспитателей, должны быть хорошо ознакомлены с проблематикой ЛДМ и со специфическими особенностями развития своих детей. Они как можно раньше должны понять, что будут воспитывать ребенка в сложных условиях, и сознательно подойти к этой трудной работе. Sturma (1981) обращает внима­ние на некоторые общеизвестные неправильные типы родительского отноше­ния, которые при воспитании детей с ЛДМ приобретают особо выраженные формы, и последствия их для формирования детской личности весьма серьез­ны. К ним относятся:

• расхождения во взглядах родителей на воспитание;

• воспитание с излишней требовательностью;

• авторитарное, педантичное воспитание;

• неуравновешенность.

Здоровое семейное воспитание, основанное на истинной любви к ребенку, способствует пониманию им того, что свои личные интересы и потребности он должен согласовывать с мнением других людей. Такое воспитание может помочь ему преодолеть трудности, связанные с синдромом ЛДМ. Одним из условий ус­пеха воспитания в семье является педагогический оптимизм, базирующийся на той истине, что с помощью комплексного терапевтического, психологического и специального педагогического воздействия, а также при правильных условиях воспитания в семье можно воздействовать на недостатки ребенка и даже совсем устранить их. Свою роль здесь играет и тот факт, что нарушения при ЛДМ имеют обратимый характер и что на каждой более высокой стадии развития их интен­сивность снижается, а некоторые из них исчезают. Из педагогического оптимиз­ма и любви к воспитываемому ребенку в дальнейшем формируется правильное отношение к нему. Оно проявляется в полном понимании недостатков ребенка, в понимании тех его особенностей, которые, например, не позволяют ему в тече­ние длительного времени сосредоточенно работать или выполнить задание так, как требуется, терпение при работе с ним, готовность ему помочь всегда, когда это потребуется. Такая помощь со стороны родителей и других членов семьи ре-

' Легкая дисфункция мозга в детском возрасте / Пер. с чешек. М.: Медицина, 1986. С. 107—110, 193-197.

351

бенку прежде всего требуется в области эмоциональных контактов. Дети часто страдают эмоциональным напряжением, которое приносит им чувство страха, тоски, неуверенности, беспокойства, потерю веры в себя, но также и раздражи­тельность, колебания настроения и т. д. Ребенок с помощью родителей может из­бавиться от повышенного эмоционального тонуса, например общими попытка­ми изменить ситуацию, которая была причиной его возникновения. Это могло быть какое-то домашнее задание, ставшее проблемой, которую якобы невозмож­но решить только потому, что ребенок не может разделить его на отдельные части и решать постепенно. Родители должны объяснить, что задание не содержит ни­чего такого, чтобы его нельзя было выполнить и т. д., и показать путь постепен­ного выполнения задания. За хорошо сделанную первую часть задания ребенка следует похвалить и тем самым стимулировать его на выполнение всего задания. Однако ситуации, приводящие к повышению эмоционального тонуса, часто бы­вают гораздо более сложными, чем в приведенном примере. Тем не менее для всех этих ситуаций действует правило, что если родители стремятся понять причины неправильного поведения ребенка, проявляют истинный интерес к проблемам, с которыми он не может справиться, то они облегчают ему решение этих про­блем. Ребенка нужно внимательно выслушать каждый раз, когда он хочет вам что-то рассказать, поделиться своими впечатлениями, радостями или горестями. Се­мейная среда должна предоставить ему возможность и для проявления чувств (как положительных, так и отрицательных), потому что после этого у ребенка резко снижается эмоциональное напряжение.

Желание помочь ребенку во всех его неудачах подразумевает необходимость как можно лучше познать личность воспитываемого, реально оценивать его спо­собности и возможности и требовать от него только того, что он может сделать. Если мы хорошо знаем ребенка, то мы тем лучше и легче вызовем или направим его стремление к такому виду деятельности, в котором он будет иметь успех. Это необходимо особенно для детей, которые уже теряют веру в свои возможности и уверенность в себе. При выполнении правильно избранной работы они могут вер­нуть веру в свои силы. Речь идет об участии в физкультурных секциях, о работе в кружках по интересам, о домашней работе. Однако нельзя забывать и о поощре­ниях ребенка, прежде всего хвалить за его успехи и хорошо выполненное задание, которое было ему дано.

Важным условием, серьезно влияющим на результаты воспитания и жизнен­ные успехи детей с ЛДМ, является продуманная система требований, которые родители предъявляют ребенку, начиная с самого раннего возраста, но всегда с учетом возможностей ребенка. Правильно поставленные требования, четкий ре­жим вносят в жизнь ребенка необходимый порядок и систему, что способствует профилактике возникновения различных конфликтов между взрослыми и ребен­ком, распространяется на любую его деятельность и отношение к окружающему.

Очень важно мотивировать родителей на активное сотрудничество, направ­ленное на воздействие на детей с ЛДМ в дошкольном возрасте. Нужно объяс­нить родителям, что их усилия, направленные на улучшение состояния ребенка и устранение его недостатков, не являются бессмысленными. Одновременно надо научить их правильно относиться к ребенку и ознакомить с рядом специ­альных методов воспитания, которые можно с успехом применять в домашних

352

условиях. Все эти пожелания к воспитанию детей с ЛДМ в дошкольном возрас­те хорошо выполнимы в рамках метода «упражнения родителей с детьми». Этот метод имеет ряд преимуществ, вытекающих из самой основы данной современ­ной формы физического воспитания, например: высокую эффективность со­вместных занятий, обусловленную тем, что при занятиях не возникает потери времени; улучшаются эмоциональные взаимоотношения между матерью и ре­бенком благодаря тесному контакту, возникающему между ними при выполне­нии упражнений; появляется возможность наблюдения за двигательным разви­тием ребенка. Модифицированный метод работы с детьми с ЛДМ в дошколь­ном возрасте содержит лекции для родителей и обучение их упражнениям для работы с детьми дома. Эта работа, если мы хотим получить от нее хорошие ре­зультаты, должна быть систематической и целенаправленной. Родителей зна­комят с содержанием и методикой выполнения специальных упражнений, на­правленных на устранение наиболее часто встречающихся проявлений ЛДМ в этом возрасте. В первую очередь речь идет об упражнениях на развитие внима­ния, на развитие, закрепление сенсорных, интерсенсорных и моторных способ­ностей, на развитие тонкой моторики и графических способностей ребенка, а также на развитие мышления и речи. Тесное сотрудничество со специалистами, возможность неформальных, постоянных консультаций и прямого влияния ро­дителей на успехи детей являются важнейшими преимуществами применения метода «упражнения родителей с ребенком» при внедрении его в практику ра­боты с детьми дошкольного возраста. Систематическая и специально направ­ленная работа с ребенком усиливает оптимизм родителей, которые в роли вос­питателей детей с ЛДМ уже прошли через очень тяжелые препятствия и ошиб­ки. Самые большие неприятности начинаются при поступлении ребенка в школу. Однако при своевременном вмешательстве можно облегчить проявления ЛДМ не только в дошкольном возрасте, но и предотвратить или хотя бы ослабить их в начальный период обучения в школе.

Родители в большинстве случаев бывают заинтересованы в школьных успехах своего ребенка, так как отдают себе отчет в том, что школа готовит ребенка для жизни. Реже они понимают, что школьные успехи в значительной мере зависят от способности педагогов понять проблемы ребенка, а также от тесного сотрудни­чества семьи и школы. Без сотрудничества с родителями даже работа высококва­лифицированных педагогов в специализированных классах для детей с наруше­ниями адаптации к условиям школы не приводит к желаемым результатам.

Формы сотрудничества школы и семьи хорошо известны: родительские со­брания, работа родительского комитета, посещения учителями семей. Для уча­щихся специализированных классов еще большее значение приобретает единство педагогического воздействия в семье и в школе, взаимное уважение педагогов и родителей, частые встречи родителей с учителями и воспитателями, посещение родителями школы, а педагогами семей. Педагоги могут посоветовать родителям, как лучше помогать детям в выполнении домашних заданий.

Многие ошибки в семейном воспитании у детей с ЛДМ допускаются из-за не­достаточного знания всей проблемы. Родители, желающие помочь своему ребен­ку, часто в этом желании остаются одинокими, без необходимого профессиональ­ного руководства. Разработать общие рекомендации крайне трудно, так как спе-

353

цифика каждого ребенка требует соответствующего воспитательного подхода. Однако некоторые положения действенны для всех случаев. К ним относятся:

• понимание трудностей детей с ЛДМ, выявление нарушений при еже­дневном общении с ребенком;

• как можно более частое применение позитивных воздействий, неприме­нение насилия, телесных наказаний;

• создание ребенку необходимых условий для работы по. приготовлению домашних заданий, работа в течение коротких временных интервалов;

• включение ребенка в общие домашние заботы или в интересующую его деятельность; помощь при выполнении домашних заданий;

• укрепление доверия ребенка к самому себе, давая ему задания, которые он может выполнить и получить за это поощрение;

• создание условий, в которых ребенок может много двигаться и отдыхать,

• воспитание у ребенка интереса к какому-либо виду деятельности, пред­почтительно к спорту, стимулирование этого интереса;

• установление правильного режима дня с пребыванием ребенка на све­жем воздухе и с необходимой продолжительностью сна; развитие всех ги­гиенических навыков (включая закаливание);

• сотрудничество со школой.

Семейное воспитание ребенка с ЛДМ является составной частью системы за­боты о нем. Оно вместе с врачебной, психологической и специальной педагоги­ческой помощью способствует оздоровлению ребенка и вовлечению его в жизнь общества.

354


О. Б. Чарова, Е. А. Савина

^ ОСОБЕННОСТИ МАТЕРИНСКОГО ОТНОШЕНИЯ

К РЕБЕНКУ С ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ НЕДОРАЗВИТИЕМ*

На базе диагностико-педагогического комплекса и общеобразовательных школ г. Орла исследовалось материнское отношение к детям-олигофренам. Было обследовано 50 матерей детей-олигофренов и столько же матерей нормальных детей в качестве контрольной группы. Экспериментальное исследование прово­дилось с целью изучения родительских установок матерей детей с интеллек­туальными недостатками, особенностей восприятия ребенка матерью, а также материнских реакций на поведение детей, выявления переживаний и эмоцио­нальных реакций матери, связанных с выполнением родительской роли. Авто­рами была разработана методика «Решение матерью типичных ситуаций», ис­пользован модифицированный Тематический апперцептивный тест. Проанали­зированы результаты обследования. Подчеркивается необходимость разработки модели психологической помощи родителям детей с психическим дизонтоге-незом.

Детско-родительские отношения в семьях детей с интеллектуальным недораз­витием представляют собой чрезвычайно важную и сложную проблему. Не вызы­вает сомнения тот факт, что социальная адаптация аномального ребенка напря­мую зависит от правильного родительского (прежде всего материнского) поведе­ния. Недостатки познавательной деятельности уже в раннем детстве препятствуют установлению нормальных взаимоотношений умственно отсталого ребенка с ро­дителями, что затрудняет усвоение социального опыта, формирование способов межличностного общения, тормозит эмоциональное развитие детей с недостат­ками интеллекта. Однако Л. С. Выготский подчеркивал, что особенности взаи­моотношения умственно отсталых детей с окружающими, как вторичные ослож­нения основного дефекта, в большей степени поддаются коррекции, чем пер­вичные нарушения. Более того, отношения умственно отсталого ребенка с окружающими Л. С. Выготский рассматривал как важнейший фактор развития его личности, «ибо из коллективного поведения, из сотрудничества ребенка с окружающими людьми, из его социального опыта возникают и складываются выс­шие психические функции» [3. С. 12], «от исхода социальной компенсации, то есть конечного формирования его личности в целом, зависит степень его дефек­тивности и нормальности» [5. С. 15]. Таким образом, роль семьи в социальной адаптации ребенка с ограниченными возможностями огромна.

Очень часто родительское поведение играет не положительную роль, а, напро­тив, является негативным фактором в развитии аномального ребенка. В работах многих исследователей подчеркивается идея взаимного влияния родителей и ано-

* Дефектология. 1999. № 5. С. 34-39.

355

______________________

мального ребенка. С одной стороны, родительское отношение может вызвать раз­личные вторичные нарушения у ребенка, а с другой — детская психопатология приводит к различным искажениям родительского отношения.

Семья, в которой родился ребенок с тяжелым нарушением развития, находится в условиях психотравматической ситуации. По данным исследования Р. Ф. Майрамяна, сообщение об умственной отсталости ребенка вызывает у 65,7% матерей острые эмоциональные расстройства, суицидальные намерения и попыт­ки, аффективно-шоковые и истерические расстройства [6]. В дальнейшем затяж­ной психический стресс приводит к возникновению различных психосоматиче­ских расстройств. Со временем он может не только не уменьшиться, но даже уси­литься: растут заботы, связанные с взрослеющим ребенком, растет тревога относительно его будущего.

По данным исследований (Майрамян Р. Ф., 1976; Агавелян О. К., 1989), рож­дение ребенка с аномалиями неизбежно влечет за собой родительский кризис, динамика которого представлена четырьмя основными фазами. Первая фаза ха­рактеризуется состоянием растерянности, беспомощности, страха. Неотступно преследует вопрос: «Почему это случилось именно со мной?» Нередко родители оказываются просто не в состоянии принять случившееся. Возникает чувство вины и собственной неполноценности. Шоковое состояние трансформируется в нега­тивизм, отрицание поставленного диагноза.

Период такого негативизма и отрицания рассматривается исследователями как вторая фаза психологического состояния родителей, играющая защитную функ­цию. Она направлена на то, чтобы сохранить определенный уровень надежды и ощущения стабильности перед лицом факта, грозящего разрушить привычную жизнь. Это неосознанное стремление избавиться от эмоциональной подавленно­сти и тревоги.

Крайней фазой негативизма становится отказ от обследования ребенка и про­ведения каких-либо корригирующих мероприятий. Некоторые родители, выра­жая недоверие к консультантам, какими бы квалифицированными они ни были, многократно обращаются в разные научные и лечебные центры с целью опроверг­нуть установленный диагноз. Некоторые из таких родителей могут признать ди­агноз, но при этом усваивают неоправданно оптимистический взгляд на возмож­ности развития ребенка. У них появляется убеждение, что лечение может сделать его нормальным.

Для второй фазы характерна попытка овладеть безвыходной ситуацией с по­мощью всех имеющихся средств. В зависимости от экономического положения и ценностных ориентации семьи выделяются две основные стратегии родительского поведения: «врачебный супермаркет» и «поиск чудесного исцеления». «Врачеб­ный супермаркет» — это бесчисленные консультации, начиная с медицинских светил и заканчивая различными знахарями и целителями. «Поиск чудесного ис­целения» — прямое обращение к Богу с просьбой об исцелении. Так начинают формироваться семейные «мифы», искажающие реальную ситуацию, мешающие началу необходимой работы.

Описанная фаза — негативизм и отрицание, как правило, явление временное, и по мере того как родители начинают принимать диагноз и частично понимать его смысл, они погружаются в глубокую печаль. Это депрессивное состояние, свя-356

занное с осознанием истины, характеризует третью фазу. Этот синдром, получив­ший название «хроническая печаль», является результатом постоянной зависи­мости родителей от потребностей ребенка, следствием отсутствия у него положи­тельных изменений, «несоциализируемости» его психического и физического дефекта, неутихающей боли от сознания неполноценности родного человека, который находится только еще в начале жизненного пути.

Самостоятельное повторное обращение родителей за помощью в ту же кон­сультацию, где первоначально был поставлен окончательный диагноз, знаменует собой четвертую фазу — начало социально-психологической адаптации (зрелой адаптации) всех членов семьи, когда родители в состоянии правильно оценить ситуацию, готовы начать руководствоваться интересами ребенка, устанавливать адекватные эмоциональные контакты со специалистами и достаточно разумно следовать их советам. Показателями адаптации являются такие признаки: умень­шается переживание печали; усиливается интерес к окружающему миру; появля­ется готовность активно решать проблему с ориентацией на будущее. Однако фаза адаптации во многом зависит от своевременной и конструктивной помощи спе­циалистов, которая возможна при условии глубокого знания специфики отноше­ний, складывающихся в семье.

^ Организация исследования

Предметом нашего экспериментального исследования стало изучение мате­ринского отношения к детям-олигофренам. Родительское отношение определя­ется как система разнообразных чувств по отношению к ребенку, поведенческих стереотипов, практикуемых в общении с ним, особенностей восприятия и пони­мания характера и личности ребенка, его поступков [3]. В нашем исследовании решались следующие задачи:

1) изучить родительские установки матерей детей. В качестве исследовательско­го инструмента выступили тест-опросник родительского отношения А. Я. Вар­ги и В. В. Столина и методика PARY (опросник родительских установок);

2) исследовать особенности восприятия ребенка матерью, а также материн­ские реакции на поведение детей. С этой целью нами была разработана методика «Решение матерью типичных ситуаций». Она содержит 10 кар­тинок с изображением типичных ситуаций общения и взаимодействия ма­тери и ребенка (игра, кормление, укладывание спать, покупка игрушки и т. д.). Картинки выполнены в двух вариантах: для матерей девочек и для матерей мальчиков. Они последовательно предъявлялись матери и сопро­вождались следующими вопросами: что происходит на этом рисунке? что было до этого? что будет после? что говорит ребенок? что говорит мама? что чувствует ребенок? что чувствует мама? Содержание словесных выска­зываний матерей фиксировалось в протоколе;

3) выявить переживания и эмоциональные реакции матери, связанные с вы­полнением родительской роли. Для решения этой задачи был использован модифицированный нами Тематический апперцептивный тест (ТАТ). Из стандартного комплекта таблиц были выбраны те, которые позволили вы-

357

явить ожидания и чувства, связанные с материнством, а также состояние депрессии, чувство вины (всего восемь таблиц). К ним были добавлены нами еще две фотографии, на одной из которых изображено взаимодей­ствие матери и ребенка, на другой — один ребенок.

Эксперимент проводился на базе Диагностико-педагогического комплекса и общеобразовательных школ г. Орла. Было обследовано 50 матерей детей-олиго­френов и столько же матерей нормальных детей, которые выступили в качестве контрольной группы.

^ Результаты и исследования

Предварительным этапом нашего экспериментального исследования стала структурированная беседа с матерями детей-олигофренов (беседу проводила пси­холог комплекса С. Кирсанова). Вопросы касались представлений матери о про­исхождении заболевания, испытываемых трудностях, ожидаемой помощи. В бе­седе также выяснялось, когда родители впервые узнали о заболевании ребенка.

Прежде всего нужно отметить большую заинтересованность матерей аномаль­ных детей в беседе с психологом. К такой высокой мотивации, на наш взгляд, приводит дефицит понимающего и принимающего общения, изолированность родителей, что является следствием отсутствия разработанной модели социаль­но-психологической помощи родителям аномальных детей.

Беседа показала, что большая часть родителей узнали о заболевании ребенка по признакам запаздывающего развития (поздно начал сидеть, ходить, говорить и т. д.). Об умственной недостаточности ребенка 46% матерей стало известно в детском саду, 25% — в школе. 20% матерей в качестве причины заболевания ука­зали влияние наследственности, 14% — особенности протекания беременности. 10% матерей испытывали чувство вины, которое перерастает в страдания по по­воду тех поступков и ошибок, которые, как они полагают, привели к заболеванию ребенка. Некоторая часть обследуемых матерей (?%) обвиняли в болезни ребенка отца (алкоголизм, рукоприкладство).

Большая часть родителей (64%) вообще не знали о таком психическом недо­развитии, как умственная отсталость. Лишь 15% имели опыт общения с такими детьми, читали об олигофрении в литературе. На вопрос: «К кому обращались за помощью?» — только 20% ответили, что консультировались у специалистов. Это связано со страхом признания факта болезни ребенка либо с неверием, что полу­чат нужную помощь. 12% матерей делились своим горем с родственниками, 41% — не обращались за помощью к кому-либо.

Беседа с матерями показала, что половина отцов с пониманием отнеслись к происходящему, половина — отрицательно, что в 10% случаев привело к распаду семей. Отметим, что и другие авторы (Майрамян Р. Ф., 1976; Семаго М. М., 1992) указывают на высокую вероятность распада семей, не сумевших преодолеть кри­зис, вызванный рождением ребенка с тяжелым нарушением развития. По дан­ным Р. Ф. Майрамяна, 24,5% обследованных семей с умственно отсталым ребен­ком распались из-за взаимных обвинений супругов в ответственности за рожде­ние больного ребенка [6].

358

Обработка данных опроса показала, что основными потребностями матерей являются следующие: потребность в психологической поддержке со стороны спе­циалистов (34%), в семейной и социальной помощи (15%), в информации о том, как обучать ребенка игре, развивать его, справляться с поведенческими трудно­стями и т. д. (29%), в финансовой поддержке (25%).

Подавляющее большинство опрошенных к будущему относятся пессимисти­чески («О будущем думать просто страшно»; «О будущем стараюсь не думать»; «Не могу даже говорить... Я не вижу выхода. Мне кажется, что с моей смертью и ребенок уйдет из жизни»). Первый этап нашего исследования состоял в изучении родительских установок и стиля воспитания. Данные по тесту-опроснику роди­тельского отношения А. Я. Варги и В. В. Столина представлены в табл. 1.







Результаты показывают, что аномальный ребенок эмоционально отвергается матерью, он воспринимается как инфантильный, личностно и социально несо­стоятельный, неприспособленный и неумелый. Такое отношение матери неред­ко выливается в раздражение, нетерпимость, унижение достоинства ребенка. Од­нако часть матерей стремятся к симбиотическим отношениям с ребенком: они излишне опекают его, ограждают от любых трудностей, испытывая за него боль­шую тревогу. Качественный анализ содержания ответов показал, что матерям ано­мальных детей часто бывает трудно определить меру строгости и требовательнос­ти к ребенку. Например, если ребенок неохотно выполняет действия по самообс­луживанию, матери нелегко решить, следует ли пожалеть его и самой выполнить необходимые действия, или заставить ребенка все сделать самому.

Данные по методике PARY показывают, что, в отличие от матерей нормаль­ных детей, у матери аномального ребенка родительские установки противоречи­вы. С одной стороны, она может излишне опекать ребенка, проявлять о нем чрез­мерную заботу, стремиться обеспечить его безопасность, с другой — испытывать раздражение по поводу ребенка, считать свою жизнь принесенной ему в жертву.

На втором этапе нашего исследования мы изучали особенности восприятия ребенка матерью, а также материнские реакции на поведение детей. С этой це­лью мы использовали модифицированный нами Тематический апперцептивный тест (ТАТ). Полученные результаты отражены в табл. 2.

Как видим, матери аномальных детей воспринимают своего ребенка больным, обиженным, страдающим, агрессивным. Одни женщины говорили, что их ребе­нок «часто дерется», «очень агрессивный», «даже жестокий»; другие — «всего бо­ится», «чувствует обиду», «сильно страдает», «горько плачет», «постоянно оборо­няется», «не может за себя постоять», «маленький, несамостоятельный», «очень

359




больной». В то же время большой процент матерей нормальных детей видят сво­его ребенка активным, деятельным, жизнерадостным («Мой ребенок мне помо­гает»; «Без дела не сидит»; «Драться не будет, но за себя постоит»).

О формах реагирования матерей на детское поведение дает представление табл. 3.







Наиболее типичными реакциями матерей на поведение умственно отсталого ребенка является стремление опекать его, жалея, следить за ним, помогать ему, но вместе с тем проявляется и раздражение, желание наказать, проигнорировать. Нередко родители испытывают горе и страдание. Среди полученных ответов были такие: «Мне жаль ребенка, ведь он же больной»; «Кто его еще пожалеет, как не мать»; «Очень волнуюсь за ребенка»; «Отругаю его, даже побью»; «Не обращаю внимания на ребенка».

Матери детей с нормальным психическим развитием чаще используют убеж­дающие стратегии, чаще одобряют действия своего ребенка.

Таким образом, мы определили позицию матери аномального ребенка как не­достаточно эмпатийную. Это проявляется в амбивалентном отношении к ребен­ку. Действия и эмоциональные реакции матери не всегда адекватны: с одной сто­роны, она проявляет мягкость, терпение, направленность на ребенка, с другой — раздражение, безучастное, равнодушное отношение.

360

На третьем этапе мы исследовали чувства и переживания матери, связанные с выполнением родительской роли.




Анализ материнских рассказов показал, что восприятие временных планов (прошлое, настоящее, будущее) имеет разный эмоциональный знак. Полученные данные представлены в табл. 4.


Мы видим, что наиболее негативно матери аномальных детей воспринимают свое прошлое (95%), так как именно тогда они получили известие об аномалии ребенка и в тот период наиболее остро испытали эмоциональный шок.

Данные свидетельствуют, что и свою настоящую жизнь очень многие мате­ри (72%) воспринимают негативно. Это значит, что они находятся в состоя­нии хронической депрессии. Хотя на будущее они смотрят более оптимистич­но (43%), но в процентном соотношении позитивный эмоциональный знак восприятия временных планов у них втрое меньше, чем у родителей нормаль­ных детей.

Качественный анализ материнских рассказов свидетельствует о том, что пре­обладающими чувствами у матерей детей с психическим дизонтогенезом явля­ются горе, страдание, депрессия, вина и стыд. Комментарии к картинкам: «Мама держит на руках не совсем нормального ребенка. У нее горе, она переживает»; «Женщина чувствует свою вину». Чувство вины нередко перерастает в пережи­вания родителей по поводу тех поступков и ошибок, которые, как они полага­ют, привели к заболеванию ребенка («Во время беременности принимала ле­карства»; «Надо было развестись с мужем-пьяницей»; «Нельзя было разрешать ребенку смотреть долго телевизор. Я сама во всем виновата»}. Часто родители испытывают чувство стыда из-за рождения больного ребенка. Их беспокоит воз­можное осуждение со стороны окружающих, и они убеждены, что к их ребенку будут относиться как к неполноценному («Не хочу, чтобы знали, что мой ребе­нок учится в такой школе»; «Даже муж не знает, что сына перевели в школу ду­раков»).

Родители, имеющие детей с нормальным развитием, также испытывают тре­вогу, страдания, чувство вины. Но превалируют у них чувства любви и гордости.

Заключение

Проведенное исследование позволяет сделать определенные выводы. Отношение матери к ребенку, имеющему интеллектуальные нарушения, от­личается противоречивым характером. С одной стороны, она проявляет мягкость,

361

терпение, направленность на ребенка, с другой — раздражение, безучастность, равнодушие. ,

Матери аномальных детей воспринимают своего ребенка пассивным, боль­ным, страдающим, обиженным, возбудимым.

Типичными реакциями матери на поведение ребенка с умственной недоста­точностью являются жалость к нему, стремление опекать, контролировать, и в то же время у них проявляется раздражение, желание наказать ребенка, игнориро­вать его.

Восприятие временных планов (прошлое, настоящее, будущее) у матерей де­тей-олигофренов имеет негативный эмоциональный знак.

Преобладающее состояние матери, имеющей ребенка с нарушением интел­лекта,— депрессия, чувства вины, стыда, горя, страдание.

Экспериментальные исследования убеждают нас в необходимости разработки модели психологической помощи родителям детей с психическим дизонтогене-зом, что будет способствовать их эмоциональной адаптации, позволит им при­нять болезнь ребенка, выработать позитивные установки по отношению как к самим себе, так и к своему ребенку.

Литература

1. Агавелян О. К. Общение детей с нарушениями умственного развития: Дис. ... д-ра психол. наук. М., 1989.

2. Варга А. Я. Структура и типы родительского отношения: Дис.... канд. психол. наук. М., 1987.

3. Выготский Л. С. Собр. соч.: В 6т. М., 1982-1984. Т. 3.

4. Запрягаев Г. Г. Психологическая характеристика умственно отсталых подростков с трудностями поведения: Автореф. дис.... канд. психол. наук. М., 1986.

5. Лебединский В. В. Нарушения психического развития у детей. М., 1985.

6. Майрамян Р. Ф. Семья и умственно отсталый ребенок (психопатологические и психологические аспекты проблемы): Автореф. дис.... канд. мед. наук. М., 1976.

7. Морозова Н. Н. Особенности эмоционального отношения умственно отсталых подростков к окружающим людям: Дис.... канд. психол. наук. М., 1995.

8. Раку А. И. Взаимодействие вспомогательной школы и семьи в социальной адаптации учащихся / Под ред. X. С. Замского. Кишинев, 1982.

9. Семаго М. М. Социально-психологические проблемы семьи ребенка — инвалида с детства. М., 1992.


362


О. В. Защиринская

^ ВНУТРИСЕМЕЙНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

У МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ С ЗАДЕРЖКОЙ

ПСИХИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ*

К возникновению проблем в личностном развитии, трудностей в общении и поведении приводит целый ряд причин социального характера. Важнейшей из них принято считать неблагоприятные условия семейного воспитания, которые способны оказывать негативное воздействие на формирование личности ребен­ка, особенно если оно оказывает влияние на протяжении длительного периода жизни, начиная с момента рождения. Возникающие как следствие дисгармонич­ных отношений с родителями отклонения в поведении, эмоциональные наруше­ния, ограничения в контактах со сверстниками в структуре задержки психиче­ского развития носят вторичный характер. Вопрос о существовании данной взаи­мосвязи рассматривался во многих психологических исследованиях, однако в содержательном плане является еще малоизученным и несомненно представляет научный и практический интерес. С одной стороны, необходимо изучение пси­хологической структуры вторичных отклонений в развитии при уже имеющейся задержке психического развития (ЗПР) у детей, а с другой — это позволит расши­рять и углублять направления профилактической психокоррекционной работы с данной категорией детей.

В нашем исследовании изучались особенности взаимоотношений в семьях, где воспитываются дети с ЗПР младшего школьного возраста. Была предпринята по­пытка выявить соотношение между проблемами семейного воспитания и неко­торыми аспектами формирования личности ребенка. В эксперименте участвова­ли учащиеся второго класса: 15 школьников с ЗПР, обучающихся в классе вырав­нивания общеобразовательной школы и 15 учащихся с нормальным психическим развитием. Учащиеся второго класса были выбраны для данного обследования не случайно. На наш взгляд, это позволяет исключить проблемы, связанные с пери­одом школьной адаптации, который, как известно, у большинства детей с ЗПР иногда растягивается во времени до конца первого класса.

Общая характеристика состава семей у детей с нормальным психическим раз­витием и с ЗПР позволила выявить их значительные отличия. У школьников с ЗПР 20% семей были неполными (без отца). В 27% случаев среди семей учащихся с ЗПР и у 7% семей, где воспитывались нормально развивающиеся дети, встреча­лись родители-алкоголики. Анкетирование родителей позволило установить, что

' Теоретические и прикладные вопросы психологии: Материалы юбилейной конференции «Ана-ньевские чтения-97» / Под ред. А. А. Крылова. Вып. 3. Ч. 2. СПб.: Изд-во СПбГУ, 1997. С. 83-89.

363

у 40% детей с ЗПР в семье сложились дисгармоничные отношения. В 20% случаев стилем воспитания являлась гипоопека. Со стороны родителей отмечалась без­надзорность, безразличное отношение к успехам ребенка в школе. В семьях нор­мально развивающихся детей дисгармоничные отношения были выявлены в 20% случаев. Только в 7% случаев выявлен стиль воспитания по типу гипоопеки.

Дисгармоничные семейные отношения могут являться причиной возникно­вения существенных проблем в общении, поведении. С целью уточнения меха­низмов возникновения вторичных отклонений в структуре ЗПР у детей мы про­вели обследование с помощью нескольких психологических методик. В их числе была методика «Незаконченные предложения». Она позволяет получить инфор­мацию о системе личностных отношений детей младшего школьного возраста: отношение к отцу, к матери, к себе самому и к семье в целом.

По степени выраженности проблем в системе внутрисемейных отношений среди нормально развивающихся учащихся и детей с ЗПР выделено две подгруп­пы. Первую подгруппу составили дети с ярко выраженными проблемами в сфере внутрисемейных отношений. В ответах этих учащихся звучало четко выраженное негативное отношение к отцу или матери. Среди школьников с ЗПР их оказалось 40% (табл. 1). Под слабо выраженными проблемами (вторая подгруппа учащих­ся) подразумевается та категория ответов детей, в которых не проявилась отчет­ливо негативная позиция ребенка в отношении к родителям. Данную группу со­ставили 33% младших школьников с ЗПР.







Полученные результаты свидетельствуют о значительно выраженных проблем­ных зонах у учащихся с ЗПР: в отношениях с отцом и внутриличностном конф­ликте. У большинства детей этой группы (53%) семья является источником внут­ренней психологической напряженности. Эта напряженность носит скрытый ха­рактер и на первый взгляд не заметна. Причиной этого является интересная особенность, свойственная детям с ЗПР младшего школьного возраста. Она за­ключается в привязанности, терпимости в отношениях с матерью, даже если она не уделяет достаточного внимания воспитанию ребенка. Мальчики с ЗПР склон­ны оправдывать даже недостойные поступки матери и объяснять их объективны­ми причинами. В высказываниях детей прослеживается определенная позиция — виновата не мама, существуют конкретные причины ее поведения и поступков («не может», «у нее нет пока денег», «ей трудно жить» и пр.). Пьющие отцы у 27% школьников с ЗПР грубо относятся к своему ребенку, унижают его личное досто­инство, вызывая тем самым у детей открытую неприязнь.

Интерес представляло сопоставление по результатам выполнения методики «Незаконченные предложения» показателей формирования внутриличностного

364




конфликта у нормально развивающихся школьников и детей с ЗПР. У первых они оказались более выраженными и встречались в 40% случаев, а у учащихся с ЗПР — у 27%. Можно полагать, что у младших школьников с ЗПР в этом возрасте еще не сформировано самосознание, что может быть связано с отставанием в созрева­нии функций лобных отделов мозга, о чем свидетельствуют нейропсихологиче-ские исследования (Лебединский В. В., 1977; Марковская И. Ф., 1982, 1987; Пев-знер М. С, 1971; Шипицына Л. М., 1996, и др.). К 7-8 годам у детей с ЗПР недостаточно развиты функции управления своими действиями, поведением, способность критически оценивать свои поступки и поступки окружающих (Кондрашин В. И., 1991; Карпова Г. А., Артемьева Т. П., 1995; Тригер Р. Д., 1989). Для выявления причин, ведущих к дисгармоничным внутрисемейным отно­шениям, была использована проективная методика Р. Жиля. Она направлена на изучение особенностей восприятия детьми контактов не только с родителями, но и с другими окружающими людьми, в частности со сверстниками. Методика по­зволяет на невербальном уровне исследовать отношение ребенка младшего школь­ного возраста к окружающим людям. Она использовалась в сокращенном вари­анте, где были отобраны лишь интересующие нас пять показателей: отношение к отцу, к матери, доминантность, закрытость, отгороженность от людей и общи­тельность. Результаты данной методики позволили установить наличие проблем в отношениях с родителями у учащихся обеих групп (табл. 2.).


У большинства учащихся с ЗПР выявлены проблемы во взаимоотношениях с отцом (87%) и матерью (67%). У нормально развивающихся детей данные про­блемы были выражены в меньшей степени.

Отмечались различия и в показателях, связанных доминантностью. Доминант­ность является своеобразной формой отношения к людям и противоположна по своему значению, подчинению (подчиняемое™). Положительное доминирова­ние свойственно активным и доброжелательно настроенным детям. Они легко идут на контакт с окружающими, пользуются заслуженной популярностью у свер­стников. Отрицательное доминирование как форма личностного отношения фор­мируется на основе завышенного уровня притязаний, не подкрепленного соот­ветствующими знаниями и умениями ребенка. Зачастую это результат воспита­ния в семье по типу гипоопеки, когда у ребенка отсутствуют представления об элементарных правилах поведения и установления правильных взаимоотноше­ний с окружающими (Лебединская К. С, 1982; Тригер Р. Д., 1989). Доказатель­ством тому может служить пример дисгармоничных отношений в семье. У уча­щихся с ЗПР проблема доминантности наблюдалась в 53% случаев. Какая бы по

365

своим проявлениям она ни была — положительная или отрицательная, — она мо­жет рассматриваться как вариант компенсации у ребенка отсутствующих.благо-получных отношений с родителями. Кроме того, у 40% школьников с ЗПР наблюдались проблемы закрытости и отгороженности от контактов с окружающи­ми людьми. Показатель «общительности» оказался у детей обеих групп одинако­вым. Видимо, он является интегративным по сравнению с предыдущими и вклю­чает в себя многие аспекты формирования личностной сферы ребенка. Вероятно, по этой причине он не очень высок у детей младшего школьного возраста.

Кроме указанных выше методик для выявления проблем во внутрисемейных отношениях нами было проведено анкетирование матерей всех детей. Анализ ре­зультатов при использовании методики PARI включал в себя не только систему отношений «родитель—ребенок», но и отношений между самими родителями, а также некоторые характеристики семейного воспитания, проблему взаимопо­нимания между всеми членами семьи (табл. 3.).







Такая характеристика семейных отношений, как «уклонение от конфликта», оказалась ведущей в семьях учащихся с ЗПР. Мнение матерей этих детей: лучше не вникать в содержание существующих трудностей в общении у ребенка, «оста­вить его в покое». Мамы указывали на то, что дети «специально» создают все условия, находят несущественные поводы, чтобы постоянно обращаться к роди­телям для решения имеющих исключительно для них собственную личностную значимость вопросов. Анализ сложившегося отношения матерей к своим детям с ЗПР позволяет в какой-то мере понять специфику родительско-детских отноше­ний. Результаты анкетирования подтверждают, что среди семей этих учащихся является наиболее распространенным стиль семейного воспитания по типу ги­поопеки. Он свойственен 27% этих семей (в семьях с нормально развивающими­ся детьми — 13% случаев).

Признак «вербализация» входит в содержание анализа результатов анкетиро­вания по методике PARI. Он отмечается в ответах у 20% опрошенных матерей, у которых дети учатся в классе выравнивания. Наличие данного признака отра­жает определенную позицию взрослого по отношению к ребенку. Согласно ей, сын или дочь могут не разделять взгляды родителей, если считают собственную точку зрения правильной. Дети могут и должны постоянно высказывать свое мне-

366

ние по любым вопросам, активно участвовать в решении семейных проблем. К анализу данного факта можно подойти с двух позиций. Если рассматривать его изолированно от остальных, то он имеет только позитивное значение для семей­ного воспитания, так как демонстрирует демократизм в отношениях с ребенком, признание за ним равенства в совместном решении вопросов взаимоотношений с людьми и принятии конкретных решений в семье. Позиция ребенка в данном случае будет услышана и правильно воспринята. Если же этот фактор (признак) брать в совокупности с остальными, то его наличие будет подчеркивать опреде­ленным образом предоставляемую чрезмерную свободу детям не только в поступ­ках и поведении, но и вербальном общении в семье. Следовательно, он может рассматриваться как еще один признак воспитания по типу гипоопеки в семьях детей с ЗПР. О наличии эмоциональной дистанции с ребенком свидетельствует сочетание: раздражительность (33%), излишняя строгость (20%), уклонение от конфликта с ребенком (13%).

Проведенное исследование позволяет сделать два основных вывода:

1. В большинстве случаев дети с ЗПР воспитываются в условиях дисгармонич­ных семейных отношений. Ведущим стилем воспитания является гипоопека.

2. Проблемы во внутрисемейных отношениях могут оказывать негативное вли­яние на личностный рост младших школьников с ЗПР, приводят к возникнове­нию вторичных психических нарушений.

Литература

Актуальные проблемы диагностики задержки психического развития детей /Под ред. К. С. Лебе­динской. М., 1982.

Дмитриева Е. Е. Об особенностях общения со взрослыми 6-летних детей с ЗПР // Дефектология. 1988. № 1.С. 68-72.

Карпова Г. А., Артемьева Т. П. Педагогическая диагностика учащихся с ЗПР. Екатеринбург, 1995. Кондрашин В. И. Влияние особенностей развития детей-сирот с ЗПР на их социальную адапта­цию в условиях школы-интерната//Дефектология 1991. № 1. С. 49—53.

Тригер Р. Д. Психологические особенности общения младших школьников с ЗПР //Дефектоло­гия. 1989. № 5. С. 6-14.


367


Л. М. Шипицына

^ ОСОБЕННОСТИ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ В СЕМЬЯХ, ИМЕЮЩИХ ВЗРОСЛЫХ ДЕТЕЙ С УМСТВЕННОЙ ОТСТАЛОСТЬЮ*

Взаимоотношения в семьях, отягощенных проблемами умственно отсталого ребенка, становятся неоднозначными, сложными, в них появляются негативные стороны, обусловленные главной проблемой — больным ребенком. Эти взаимо­отношения существенно изменяются в процессе взросления ребенка с умствен­ной отсталостью. Для изучения их особенностей были проведены исследования в семьях, воспитывающих взрослых детей с болезнью Дауна. Они проведены под руководством профессора Д. Н. Исаева выпускницей Института специальной педагогики и психологии Т. А. Устимовой, педагогом-дефектологом и матерью собственного взрослого ребенка, страдающего этим заболеванием.

Проведенное в настоящей работе обследование семей, воспитывающих взрос­лых детей с синдромом Дауна, выявило, что лишь пятая часть детей посещала образовательные учреждения, обучаясь в специальных (коррекционных) школах для детей с нарушениями интеллекта. Оставшиеся 80% не учились вообще не по­тому, что не в состоянии были овладеть специальной программой обучения. Этим детям «не повезло» с диагнозом, они получили клеймо «необучаемых».

Для изучения психологических особенностей и взаимоотношений между ро­дителями и детьми, в рамках поставленной цели были проведены исследования в двух группах: основной и контрольной, в количестве 20 семей каждая.

Основная группа была представлена семьями, воспитывающими взрослых де­тей (от 18 до 23 лет) с болезнью Дауна. Место проживания семей — разные райо­ны Санкт-Петербурга. Из общего числа семей 19 — полные, и в одной семье дочь воспитывает только мать, поскольку отец оставил семью сразу после рождения больного ребенка. То есть всего родителей — 39 человек. В 12 семьях больной ре­бенок — единственный, в 12 воспитываются два ребенка и в двух семьях — 3 де­тей, причем в последних двух случаях больной ребенок — младший. Среди детей мальчиков — 13, девочек — 7.

В свое время только 9 детей в разном возрасте и с разной продолжительностью (1,5—2,5 года) посещали детские дошкольные учреждения, в частности специа­лизированные детские сады. В отдельных случаях пребывание ребенка в детском саду ограничивалось несколькими месяцами.

Среди родителей высшее образование имеют 13 мужчин и 9 женщин, среднее специальное — 4 мужчин и 11 женщин, среднее — 2 мужчин. По своему социаль­ному статусу рабочими являются 6 мужчин, служащими — 13 мужчин и 8 жен-

' «Необучаемый» ребенок в семье и обществе. Социализация детей с нарушением интеллекта. 2-е изд., переработанное и дополненное. СПб.: Речь, 2005. С. 208-215.

368

щин, неработающими — 12; женщин, из них только 1 пенсионерка, а остальные — домохозяйки трудоспособного непенсионного возраста. 11 мужчин и 7 женщин являются работающими пенсионерами.

Возраст родителей больных детей составляет от 38 до 65 лет; 4 детей родилось у родителей, когда им было 20-25 лет, 7 детей родились у родителей, возраст ко­торых составил 26—36 лет, и 9 детей родились в семьях, возраст родителей кото­рых превысил 36 лет.

Контрольная группа была представлена 20 семьями, имеющими здоровых де­тей, возраст которых составляет 16—18 лет, из них 11 юношей и 9 девушек, то есть ■* это дети, заканчивающие общеобразовательные учреждения. Перед их родителя­ми стоят схожие с основной группой проблемы ближайшего будущего устройства своих детей. Все семьи полные, в 8 семьях воспитывается один ребенок, в 12 — двое детей.

Среди родителей высшее образование имеют 16 мужчин и 12 женщин, а сред­нее специальное — 4 мужчин и 8 женщин. Все родители — мужчины данной груп­пы работают, причем 18 человек из них являются служащими и только 2 — рабо­чими. Среди женщин — 15 служащих, 4 рабочих и 1 мама — неработающая (до­мохозяйка).

В качестве инструментальных средств исследований были использованы лич­ные наблюдения и набор психологических тестов.

В ходе наблюдений, которые проводились длительное время, причем в 13 се­мьях — в течение нескольких лет, делались попытки обобщить и классифициро­вать сложную гамму взаимоотношений в обследуемых семьях. При этом многие нюансы пришлось либо просто не учитывать, либо «огрублять». Выявленные в результате такой классификации семейные отношения представлены ниже.

Основными видами отношений между родителями являются: отношения парт­нерства (45%); доминирования (28%); дружеские отношения (27%).

Отношения между родителями и детьми в основном определены как: опекун­ские (42%); дружеско-покровительские (41%); покровительские (17%).

Выделенные группы и виды отношений характеризуют в конечном итоге се­мью, определяют ее тип, доминирующий в ней стиль воспитания.

Очень благоприятны для детей дружеские, партнерские отношения между су­пругами. Психологический климат в таких семьях (а их большинство — 73%) бла­готворно влияет на весь уклад семейной жизни.

Наличие больного ребенка в семье обязывает родителей проявлять взаимную заботу, оказывать друг другу помощь, «прятать» отрицательные эмоции или ото­двигать их на второй план.

Деструктивные отношения между родителями в рассматриваемых семьях (27%) имеют место в связи с позицией доминирования, занимаемой, как правило, отцом. При деструктивных отношениях нет взаимопонимания между членами семьи, их жизнь становится излишне автономной, отсутствуют эмоциональная привязанность и солидарность. При этом основная роль отца, по его мнению, сводится к матери­альному обеспечению семьи, все остальное должно быть подчинено этому.

Как же обстоит дело в обследуемых семьях? В результате изучения на основе наблюдений было выявлено два основных типа воспитания: гармоничный и дес­труктивный.

369


e-s-kozlova-zaveduyushaya-informacionno-izdatelskim-otdelom-visshej-kategorii-metodist-visshej-kategorii-dtd-um-yunior.html
e-s-nabiullinoj-a-471-ya-tverskaya-yamskaya-ul-d-1-3.html
e-s-savchenko-kandidata-na-uchastie-v.html
e-s-stulova-daosskaya-praktika-dostizheniya-bessmertiya-stranica-3.html
e-s-zhornyak-psiholog-sistemnij-semejnij-terapevt-prepodavatel-kafedri-semejnoj-psihoterapii-instituta-prakticheskoj-psihologii-i-psihoanaliza-chlen-pravleniya-obshestva-semejnih-konsultantov-i-psihoterapevtov-ch.html
e-seton-tompson-rasskazi-o-zhivotnih-soderzhanie-domino-mustang-inohodec-po-sledam-olenya-bingo-stranica-3.html
  • write.bystrickaya.ru/glava2-obshie-trebovaniya-k-predostavleniyu-gosudarstvennih-i-municipalnih-uslug-obshie-polozheniya.html
  • universitet.bystrickaya.ru/tema-2-kultura-narodov-ameriki.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/voprosi-k-ekzamenu-dlya-postupleniya-v-magistraturu-po-predmetu-dokumentovedenie-i-arhivovedenie-arhivnaya-sluzhba-rossijskoj-federacii-1991-2000-e-gg.html
  • writing.bystrickaya.ru/implementacii-mezhdunarodnogo-prava.html
  • control.bystrickaya.ru/chast-zhitiya-eto-bogoslovskij-disput-mezhdu-apoj-afu-i-arhiepiskopom-feofilom-prezhde-vsego-privedem-sootvetstvuyushij-fragment-dokumenta-celikom.html
  • tests.bystrickaya.ru/lekciya-na-temu-moloko-i-molochnie-produkti.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/pravo-regressnogo-trebovaniya-rossijskoj-federacii-novikova-yuliya-anatolevna-upravlenie-federalnogo-kaznachejstva-po-samarskoj-oblasti-samara-rossiya-july-novikovamail-ru.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/urbanised-population-systems-urbanizaciya-dikih-vidov-ptic-v-kontekste-evolyucii-urbolandshafta.html
  • apprentice.bystrickaya.ru/zakritij-paevoj-investicionnij-fond-nedvizhimosti-zpifn-kak-sposob-minimizacii-nalogooblozheniya.html
  • letter.bystrickaya.ru/mi-ubezhdeni-chto-est-tolko-odin-otvet-na-eti-voprosi-tolko-sam-chelovek-dolzhen-opredelyat-hochet-li-on-izmenyat-i-rasshiryat-svoe-soznanie.html
  • abstract.bystrickaya.ru/3-sovremennie-problemi-vneshneekonomicheskoj-politiki-ukraini-p-g-ermishin-osnovi-ekonomicheskoj-teorii.html
  • college.bystrickaya.ru/2-prinyat-mezhgosudarstvennoj-nauchno-tehnicheskoj-komissiej-po-standartizacii-i-tehnicheskomu-normirovaniyu-v-stroitelstve-mntks-10-noyabrya-1993-g.html
  • grade.bystrickaya.ru/obyavlyaet-konkurs-na-zameshenie-vakantnoj-dolzhnosti-glavnogo-specialista-eksperta-otdela-tarifov-kommunalnogo-kompleksa-departamenta-cen-i-tarifov-administracii-vladimirskoj-oblasti.html
  • pisat.bystrickaya.ru/taktika-ulovok-sobesednika-chast-2.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/urozhaj-s-gektara-v-kvintalah-plan-i-predvidenie-567-osnovnie-polozheniya-po-razrabotke-plana-vosstanovleniya-i-razvitiya.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-uchebnoj-disciplini-rpud-autsorting-v-transportno-logisticheskom-biznese.html
  • shkola.bystrickaya.ru/professionalnoe-samodeyatelnoe-i-naivnoe-iskusstvo-o-granicah.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/prilozhenie-18-uvedomlenie-otnositelno-defekta-kachestva-o-bezopasnosti-lekarstvennih-sredstv-dlya-medicinskogo-primeneniya.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-disciplini-holodilnaya-tehnika-naimenovanie-disciplini.html
  • testyi.bystrickaya.ru/a4-metodicheskie-rekomendacii-po-obespecheniyu-dostupa-invalidov-iz-chisla-zritelej-k-sportivno-zrelishnim-meropriyatiyam.html
  • nauka.bystrickaya.ru/uslovnie-obyazatelstva-prikaz-ministerstva-finansov-rf-ot-29-07-98-n-34n-v-red-prikazov-ministerstva-finansov.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/programma-disciplini-ugolovno-pravovaya-ohrana-korporativnih-otnoshenij-dlya-specialnosti-021100-yurisprudenciya-3-ya-stupen-visshego-professionalnogo-obrazovaniya.html
  • composition.bystrickaya.ru/politicheskie-partii-v-respublike-moldova.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-10-model-k-i-otchayannij-risk-li-yakokka-zhivaya-legenda-amerikanskogo-menedzhmenta-posle-togo-kak-on-dostignul.html
  • tests.bystrickaya.ru/labirinti.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/the-theoretical-basis-for-the-international-trade-the-modern-trends-of-the-international-trade-development.html
  • shkola.bystrickaya.ru/rol-skladirovaniya-v-logisticheskoj-sisteme-chast-3.html
  • reading.bystrickaya.ru/meropriyatiya-po-resheniyu-problem-obucheniya-i-vospitaniya-pervoklassnikov-vklyuchayut-v-sebya-sleduyushee.html
  • knigi.bystrickaya.ru/soderzhanie-investicionnogo-proekta-rol-mehanizmov-kiotskogo-protokola-v-razvitii-leso-i-zemlepolzovaniya-v-rossii.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/prikaz-ot-18-noyabrya-2009-goda-n-634.html
  • notebook.bystrickaya.ru/informacionnaya-spravka-o-provedenii-pervogo-otkritogo-mezhzonalnogo-festivalya-konkursa-chtecov-otkritaya-kniga-ustami-yunogo-aktera.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/grazhdansko-pravovoj-isk.html
  • spur.bystrickaya.ru/lekciya-izvestnogo-arhitektora-v-spbgu.html
  • tests.bystrickaya.ru/lagerya-stranica-10.html
  • learn.bystrickaya.ru/finansovie-rezultati-deyatelnosti-krupnih-i-srednih-organizacij-proizvodyashih-pishevie-produkti-za-yanvar-2011-goda.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.