.RU

Белкин Р. С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике - страница 11


72. По тому же пути пошли авторы учебников по кримина­листике для юридических вузов 1973 и 1976 гг.73. Впоследствии мления ученых по этому вопросу разделились, что стало особен-

190

но. заметно из докладов на Всесоюзной криминалистической конференции 1976 г.

По мнению А. Н, Васильева, С, И. Винокурова, Н. И. Ябло-кова и некоторых других участников конференции, криминали­стическая характеристика поглощает собой предмет доказыва-1 ния; Н. Г.'Гранат сохранила старую структуру конкретной част­ной методики; из того, как представляют себе содержание кри­миналистической характеристики преступления В. Г. Танасе-вич, В. А. Ледащее и В. А. Образцов, можно сделать вывод, что и они рассматривают характеристику предмета доказывания как часть криминалистической характеристики преступления. Поскольку И. Ф. Герасимов отметил необходимость при,опреде­лении обстоятельств, подлежащих установлению, лишь учиты­вать элементы криминалистической характеристики, мы за­ключаем, что он сохраняет изложение предмета доказывания в качестве самостоятельного структурного элемента методики74. Наконец, в вышедшей уже после конференции работе А. Н. Колесниченко, наряду с криминалистической Характери­стикой преступления, сохранен и перечень обстоятельств, под­лежащих доказыванию по делу75. *

I Мы полагаем, что правильное понимание содержания кри­миналистической характеристики преступления делает ненуж­ным приведение в качестве самостоятельного структурного эле­мента конкретной частной методики перечня обстоятельств, подлежащих доказыванию (установлению) по данной категории уголовных дел. Содержание криминалистической характери­стики должно охватывать собой все элементы предмета доказы­вания с теми их особенностями, которые присущи именно рас­следованию конкретной категории преступлений. Иное решение поп роса неизбежно приводит либо к неполноте криминалисти­ческой характеристики/В которой не отражаются какие-то эле­менты предмета доказывания, дающие возможность судить о преступлении в криминалистическом аспекте, либо к дублиро-нанию содержания этих двух структурных элементов методики.

Одно из двух- либо следует признать необходимость крими­налистической характеристики преступления и тогда исклю­чить перечень указанных обстоятельств из чм'сла элементов/ конкретной частной методики, либо следует отказаться от ха­рактеристики, и тогда надо будет оставить перечень: третьего решения, как нам представляется, не существует.

При этом необходимо подчеркнуть, что предмет доказыва­ния как процессуальная категория, принимаемая во внимание обязательно и фактически определяющая узловые задачи рас­следования, не исчезает из методики. Криминалистическая ха­рактеристика должна содержать данные о всех элементах пред­мета доказывания в общей для конкретного вид^ преступлений форме.

Иначе мы решаем вопрос о соотношении криминалистиче-

191

ской характеристики преступления с определением напрйвле-ния расследования и описанием особенностей планирования процесса собирания, исследования, оценки и использования до-казательств. На наш взгляд, этот структурный элемент кон­кретных частных криминалистических методик должен сохра­нить свою самостоятельность по следующим основаниям.

Как уже отмечалось, криминалистические характеристики преступлений основываются на уголовно-правовой и кримина­листических классификациях преступлений с учетом кримино-логических классификаций преступлений и преступников. Определение же направления расследования осуществляется, исходя из других оснований, хотя, разумеется, с учетом1 крими­налистической характеристики преступления, служащей ори­ентиром и при построении версий, и при конкретизации целей расследования в соответствии с предметом доказывания. Одним из таких оснований будут объем и содержание исходной инфор­мации. Это основание, как мы пытались показать, —•- не крими­налистическая классификация преступлений, а классификация исходных данных, характеризующая информативный компо-нент следственной ситуации.

Исходные данные не могут, как правило, за исключением тех случаев, когда преступление совершено в условиях полной очевидности и преступник задержан На месте происшествия с поличным, дать исчерпывающее представление о следственной ситуации, учет которой необходим для определения направле­ния расследования. Именно поэтому следователь, приступая к расследованию, вынужден нередко довольствоваться лишь ти­пичными версиями, которые конкретизируются уже в процессе производства первоначальных следственных действий. Исходя из имеющейся информации и руководствуясь типичными вер­сиями, следователь определяет направление расследования в самых общих чертах еще до производства первоначальных следственных действий и на этой основе планирует свою работу.

Между тем в большинстве разработок по конкретным част­ным криминалистическим методикам вопросы планирования расследования излагаются после освещения особенностей так­тики первоначальных следственных действий? Это обычно объясняют тем, что развернутое планирование характерно толь­ко для второго этапа расследования, когда в результате оценки информации, собранной с помощью первоначальных следствен­ных действий, возможно составление подробного письменного плана расследования. Такая система изложения принята прак­тически во всех учебниках по криминалистике, хотя иногда и сопровождается оговорками, что планирование расследования может охватывать и этап первоначальных следственных дей­ствий76.

Подобный подход к построению структуры частной крими­налистической методики теперь нам представляется неправиль-

Шу

ным. При существующем положении вещей невольно создается впечатление, что начальный этап расследования, рт которого» как известно, в значительной степени зависит успех всего про-цесса доказывания, не планируется, что планирование рассле­дования возможно только на основе достаточно полной инфор*-мации, а исходные данные не могут служить для него основой. Тем самым мы невольно допускаем взгляд на начальный этап расследования как на нечто бесплановое, в лучшем случае — нечто трафаретное, что можно осуществлять по стандарту, год­ному для любых ситуаций, когда учет индивидуальных особен­ностей и не требуется. И такой стандарт действительно предла­гается в виде типичного перечня первоначальных следственных действий, даваемого в типичной последовательности.

Этот алгоритм начального этапа расследования в известной степени необходим и полезен. Однако он не может предлагаться в единственном числе. Подобных алгоритмов должно быть не­сколько — хотя бы по числу типичных версий или по числу ва­риантов содержания исходной информации. Именно поэтому им и должен быть предпослан раздел методики* о планировании расследования.

С рассматриваемым вопросом связан и вопрос о необходимо­сти выделения в самостоятельный структурный элемент мето­дики такой стадии процесса, как возбуждение уголовного дела.

Некоторые авторы начинают рассмотрение частных крими­налистических методик с изложения особенностей возбуждения уголовного дела по данной категории преступлений. Здесь обычно перечисляются типичные поводы и основания для воз­буждения дела и некоторые вопросы проверки первичных мате­риалов.

Возражая против практики отнесения указанных вопросов к криминалистической методике, А. Н. Васильев писал: «Рассмо-трение первичных материалов и возбуждение уголовного дела должны относиться к науке уголовного процесса, а не к методи­ке расследования и не к криминалистике вообще. Задача крими­налистики разработать свою методику расследования престу­плений. При проверочных же действиях нет необходимости применять приемы и средства криминалистики, если, конечно, не становиться на путь подмены расследования проверкой. Ста­тья 109 УПК РСФСР допускает возможность совершать до воз­буждения уголовного дела лишь самые простые действия — истребовать необходимые материалы и получать объяснения, рекомендации по рассмотрению первичных материалов должна давать процессуальная наука»77.

Оспаривая доводы А. Н. Васильева, А. Ц. Колесничекко выд-нинул контраргумент «Решение этого вопроса, — пишет он, —-имеет как бы две стороны, два аспекта. Действительно, решение вопроса о достаточности имеющихся данных для возбуждения уголовного дела, необходимости, провести их проверку относит-

' 1ик 348 I 193

ся к уголовному йроцессу!. Однако исходные данные, по кото­рым возбуждено дело, являются объектом и специфической криминалистической оценки, позволяющей принять во внима­ние какую-либо из типичн.ых версий, характерных именно для данной совокупности признаков преступлений, по йоторым на­чато расследование. В тиком плане рассмотрение вопроса о воз­буждении уголовного дела вполне оправданно в методике рас­следования»78.

В этом споре мы на стороне А. Н. Васильева. В криминали­стической методике нет необходимости дублировать процессу­альные вопросы, не относящиеся к тому, как именно нужно ор­ганизовать и осуществить расследование. Что же касается необ­ходимости криминалистической оценки исходные данных, о чем справедливо пишет А. Н. Колесниченко, то такая оценка и дается при рассмотрении вопросов направления и планирова­ния расследования и ее незачем выделять в самостоятельный структурный элемент частной методики. Не является основани­ем для изменения этой позиции и довод о том, что, поскольку до возбуждения уголовного дела может производиться осмотр ме­ста происшествия, а по мнению некоторых авторов, должно быть разрешено и назначение в необходимых случаях и некото-рых судебных экспертиз79, в структуре частной методики дол­жен быть сохранен названный выше-элемент. Эти следственные действия в любом случае будут относиться к числу первона­чальных и в качестве таковых рассматриваться в третьем эле­менте частной методики.

Таким образом, определены два структурных элемента част­ной криминалистической методики: криминалистическая ха-рактеристик^ преступления и определение направления и осо-бенности планирования расследования. Третьим элементом мы считаем описание первоначальных следственных действий; к оперативно-розыскных мероприятий, причем в отношении пер­вых указывается перечень, типичная последовательность и осо­бенности тактики, а в отношении вторых — приводится только перечень с указанием вопросов, которые могут быть решены их

проведением.

*

X."

^ ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЕ СЛЕДСТВЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ И ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫЕ МЕРОПРИЯТИЯ

Выделение этого структурного элемента частной кримина­листической методики было произведено уже в первых работах советских криминалистов, хотя оно не всегда мотивировалось. В 1959 году мы объясняли такое выделение значением пер­воначальных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий в процессе расследования и указывали, что на на­чальном этапе расследования производством следственных дей-

194

гтвий и оперативно-розыскные мероприятий решаются следую­щие задачи:

ориентирование лица, производящего расследование, в об­стоятельствах того события, которое ему предстоит расследо-пать,.уяснение фактов, подлежащих исследованию по делу, по­лучение исходных данных для развернутого планирования рас­следования;

собирание и фиксация всех возможных доказательств, кото­рые в противном случае с течением времени могут быть утра­чены,

установление, розыск и задержание преступника по горячим следам80.

Впоследствии этот перечень был дополнен такими задачами первоначальных следственных действий, как обеспечение воз­мещения материального ущерба, конфискация имущества, пре­сечение и предупреждение преступлений81.

Одно время в литературе дискутировался вопрос о соотноше-п ни первоначальных и неотложных следственных действий. Высказывалось мнение, что первоначальные следственные дей-» гвия всегда являются неотложными, тогда как «в процессе рас-гиедования необходимость-немедленного проведения опреде-и г иного действия может возникнуть как в начале расследова­ния, так и в дальнейшем»82. Другое мнение заключалось в том, ч го первоначальные следственные действия могут быть и не Гнить неотложными и в соответствии с этим различались первю-начальные и первоначально-неотложные следственные дей-

00 *

«•шия Сейчас этот вопрос, пожалуй, уже нельзя считать ди-

* куссионным84.

Н П Яблоков справедливо указывал, что понятие перво­начальных следственных действий является криминалисти­ческим, а неотложных следственных действий — и кримина-мистическим и уголовно-процессуальным85. Оба эти поня-1 и я — первоначальные и' неотложные — Смогут совпадать и не совпадать. В большинстве случаев неотложные след-

* тонные действия осуществляются на начальном этапе раст

* лодования, и тогда эти понятия совпадают. Однако, как нсрно указывал А. Н. Колесниченко, неотложный характер в принципе может приобрести любое следственное действие пд любом этапе расследования, например обыск места, ука-«амного обвиняемым после предъявления ему обвинений, пни эксгумация трупа при получении информации, что в данной могиле захоронен не потерпевший, а' иное лицо, и 1 п

В рассматриваемом разделе методики обычно приводится | ипичный перечень первоначальных следственных действий и дгится их типичная последовательность с учетом того» какое из них может иметь по данной категории дел неотложный харак-* I ср Здесь же описываются и особенности тактики их прдшене-

195

ния в зависимости опять-таки от категории преступлений и наи~ более характерные сложные тактические комбинации.

Наконец, в этом же разделе конкретной частной методики идет речь и об онеративно-розыс&ных мероприятиях, осущест­вляемых на начальном этапе расследования. Этот вопрос в от­личие от вопроса о соотношении первоначальных и неотложных следственных действий является в криминалистической мето-' дике спорным. Позиции спорящих сторон различаются в зави­симости от*того, признают ли они теорию оперативно-розыскной деятельности частью криминалистики или самостоятельной об­ластью научного знания. В первом случае в разделе частной криминалистической методики считается необходимым изла­гать по возможности подробно вопросы тактики оперативно-ро-зыскных мероприятий начального этапа расследования Во вто­ром случае дается лишь перечень типичных оперативно-розыс­кных мероприятий и делается акцент не на их содержании и тактике, а на сочетании с ними следственных действий86.

Мы полагаем этот второй путь единственно верным, так как он исходит из правильной посылки о признании в современных условиях теории оперативно-розыскной деятельности самостоя­тельной наукой и) об отпочковании ее от криминалистики.

^ I

ПОСЛЕДУЮЩИЕ СЛЕДСТВЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ «

И ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫЕ МЕРОПРИЯТИЯ

Заключительным разделом частной криминалистической методики мы считаем описание типичного круга и особенностей тактики последующих следственных действий и их сочетания с осуществляемыми на этом этапе расследования оперативно-ро-зыскными мероприятиями.

Обычнр этот структурнь^й элемрент частной криминалисти­ческой методики охватывает процесс расследования от момента предъявления обвинения до направления дела в суд или его пре­кращения, т. е. завершения расследования. Хотя мы несколько изменили свои взгляды на периодизацию этапов процесса рас­следования, о чем речь будет идти далее, это не отражается на содержании рассматриваемого элемента методики, поскольку он охватывает не все процессуальные, а лишь следственные действия, только в отношении которых правомерно, с нашей точки зрения, вести речь о тактике проведения. Лишь в области планирования расследования приходится выходить за эти пре­делы, так как в плане расследования указываются все действия следователя, а не только те, которые направлены на собирание, х исследование, оценку и использование доказательств для уста­новления истины^

Мы полагаем целесообразным открывать заключительный раздел частной криминалистической методики описанием ти-

Ш ,

I

личного перечня и особенностей тактики последующих (за пер* воначальными) следственных действий, и в этой связи хотелось бы высказать следующее замечание.

К сожалению, в большинстве случаев применительно как к первоначальным, так и к доследующим следственный действи­ям речь идет не об особенностях тактики проведения, а об об­щих положениях тактики и процессуальных процедурах произ­водства данных следственных действий. Подлинных особенно­стей тактики, связанных с расследованием конкретной катего­рии преступлений, называется немного.

Вместо них в учебниках чаще всего фигурируют наименова­ния объектов, подлежащих осмотру или поиску при обыске, ка­тегории лиц, среди которых вероятнее всего может быть обнару­жен преступник или которые могут выступать в качестве свиде­телей, а также некоторые вопросы, постановка которых харак­терна для допроса обвиняемых или свидетелей по данной кате­гории дел.

Нам представляется, что изменение существующего положе­ния является насущной задачей научной разработки частных криминалистических методик. Для этого, видимо, необходимо дальнейшее накопление эмпирического материала и его обобще­ние именно в плане выявления особенностей тактики, характер­ных для конкретных категорий уголовных дел, решительное исключение из методики общих тактических положений и про­цессуальных правил, если они также не связаны с особенностя­ми тактики.

Помимо рассматриваемого раздела, посвященного особенно-стям тактики последующих следственных действий и их сочета­нию с оперативно-розыскными мероприятиями, в частные кри­миналистические методики в последние годы обычно включает­ся раздел о выявлении причин и условий» способствующих со-першению данного вида преступлений, и принятии следовате­лем мер по их устранению. В этом разделе приводится зачастую один и тот же перечень обстоятельств, способствующих совер­шению преступлений, и оДин и тот же перечень процессуальных и непроцессуальныЭс мер следователя. Такая практика уже под* мергалась справедливой критике в литературе*7, но еще не из­жита.

Думается, что частйая криминалистическая методика не должна содержать раздела о профилактической работе следова­теля. Общие необходимые сведения о ней должны содержаться и учении о принципах организации деятельности по собиранию, исследованию, оценке и использованию доказательств, а все специфическое, присущее данному виду преступлений, —- в и& криминалистической характеристике или в характеристике шитики тех следственных действий, с помощью которых эти причины и условия устанавливаются.

197

Мы рассмотрели структуру частной криминалистической методики как основу формирования комплекса криминалисти­ческих (методических) рекомендаций. Базой для формирования служат уголовно-правовые и криминалистические классифика­ции преступлений, а из числа последних — преимущественно классификация по способу совершения и сокрытия преступле­ний, частично — по личности преступника Однако построенные только по этим основаниям методики уже не могут полностью удовлетворять практику борьбы с преступностью, нуждающую­ся в более полном учете тех общественных явлений и их послед­ствий, которые порождены научно-техническим прогрессом, обострением борьбы с буржуазной идеологией, проблемами эко-комического и демографического характера. Задача Полного искоренения преступности в нашей стране требует более гибко­го и тонкого подхода к выбору оснований для создания крими­налистических рекомендаций, разработки таких методических комплексов на базе тех криминалистических классификаций Преступлений, которые пока только обозначаются, но еще не реализуются в должной мере в криминалистической методике

Вопрос о развитии в криминалистической методике новых направлений привлекает к себе все более пристальное внимание ученых-криминалистов. Рассматривай некоторые последствия научно-технической революции в сфере борьбы с/ преступно­стью, О М. Глотов отмечал возможность появления новых ви­дов преступлений, например преступлений в областей хранения и передачи информации или в области использования современ­ных достижений медицины и биологии «Появление новых со­ставов преступлений вызовет необходимость разработки новых разделов методики расследования отдельных видов преступле­ний, — писал он — Изменения в области производства и рас­пределения могут потребовать существенной перестройки и до­полнения уже известных методик расследования (имеются в ви­ду, в частности, новые приемы и средства совершения и сокры­тия преступлений с использованием машинных мет'одов веде­ния бухгалтерии, автоматического управления технологически­ми процессами и т п )»88 Однако это направление развития кри­миналистической методики не представляется единственным

Ряд новых оснований для формирования; комплексов мето-дических рекомендаций был обозначен И. М Лузгиным. Даль­нейшая разработка частных методик, по его мнению, должна идти по пути совершенствования уже сложившихся частных методик, выявления общих особенностей в расследовании не­скольких ,видов преступлений и построения ситуационных мо­делей расследования, по пути разработки рекомендаций по рас­следованию правонарушений, типичных для определенного ре­гиона, микросреды, отрасли народного хозяйства, возрастной

198

или профессиональной группы» специфических условий (напри­мер, при стихийных бедствиях); по пути создания новых мето­дик, обусловленных совершенствованием законодательства89.

Ведутся активные разработки по обобщению криминалисти­ческих рекомендаций в "области раскрытия и расследования преступлений по горячим следам, на транспорте, нераскрытых преступлений прошлых лет90.

Мы полагаем, что, учитывая высказанные в литературе предложения и руководствуясь запросами практики борьбы с преступностью, можно констатировать наличие и развитие двух направлений обобщения частнометодических криминалистиче­ских рекомендаций:

1 Совершенствование существующих и разработка новых частных криминалистических методик К числу последних от­носятся такие, которые обусловлены появлением новых соста­вов преступлений, связанных, например, с защитой окружаю­щей среды, исторический памятников, с рациональным исполь­зованием природных богатств и т. п Изменения в существую­щих методиках могут быть связаны с новыми способами совер­шения преступления, с изменением контингента субъектов пре­ступных посягательств, изменением обстоятельств, способ­ствующих совершению данного вида преступлений, и т. п.

2. Создание комплексов частнометодических криминалисти­ческих рекомендаций большей степени общности, охватываю­щих несколько видов и даже родов преступных посягательств, но совершаемых^ не вообще, а в специальных условиях места, времени, либо совершаемых лицами, характеризуемыми тем или иным общим для них отличительным признаком. Такие комплексы отличаются от традиционных частных криминали­стических методик и своей структурой, и своим содержанием, В сущности, они должны состоять из характеристики основания комплекса (условий преступного посягательства, группы суб*ь-октов преступления и т. п.) и раскрытия тех особенностей мето­дики расследования, которые обусловлены данной характери­стикой и в которых она проявляется Можно наметить следую­щий ориентировочный перечень подобных комплексов:

А По субъекту преступления особенности методики рассле­дования преступлений:

совершенных рецидивистами91;

женщинами. Здесь имеются в виду .выявление признаков, свидетельствующих о совершении преступлений женщиной» ис­пользование криминологических данных об избираемых преи­мущественно женщинами непосредственных предметах пре­ступных посягательств, о частоте совершения женщинами тех или иных видов преступлений, избираемых ими способах со' крытия преступлений и т. п.;

по делам невменяемых93;

совершенных сезонными работниками;

109

осужденными, отбывающими наказание в условиях, не свя­занных с лишением свободы;

осужденными в исправительно-трудовых4 учреждениях;

иностранными гражданами.

Б. По времени совершения преступления особенности мето-дики расследования преступлений:

по горячим следам;

нераскрытых преступлений прошлых лет.

В. По месту и средствам совершения преступления особенно­сти методики расследования преступлений:

на транспорте;

в сельской местности;

совершенных в курортных районах, местах общественного отдыха и' массового туризма;

в экстремальных климатических или территориальных и производственных условиях (на отдаленных лесоразработках, зимовках, охотничьих заимках, горных метеостанциях, в аль­пинистских группах, на сложных туристических маршрутах и т. п.);

с использованием машинной информации.

Г. По личности потерпевшего особенности методики рассле­дования преступлений: >

против иностранных граждан;

против лиц с дефектами и расстройствами психики.

Для формирования этих и иных комплексов частнометоди-ческих криминалистических рекомендаций существенное зна­чение имеет широкое использование всех источников кримина-л^стической методики, к рассмотрению которых мы и пере­ходим.

9.

^ ИСТОЧНИКИ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИХ

МЕТОДИЧЕСКИХ РЕКОМЕНДАЦИЙ

ПРАВО КАК ОПРЕДЕЛЯЮЩИЙ ФАКТОР И ИСТОЧНИК МЕТОДИЧЕСКИХ РЕКОМЕНДАЦИЙ КРИМИНАЛИСТИКИ

В системе источников формирования криминали­стических методических рекомендаций нормы пра­ва играют определяющую роль. Мы уже показали в общих чертах, в чем заключается значение норм уголовного и уголовно-процессуального права для объединения методических рекомендаций в частные криминалистические методики. Напомним, что нор­мы особенной части уголовного права помимо своей классификационной роли наполняют необходимым содержанием общую формулу предмета доказыва­ния и, следовательно, определяют цели процесса расследования.

Касаясь этого вопроса, С И. Тихенко 'справедли­во замечал, «что следователь не занимается рассле­дованием по делу «вообще», а устанавливает в слу­чаях, когда было совершено преступление, путем его расследования такие факты, которые, имея уго­ловно-правовое значение, доказывают наличие в действиях виновного состава данного преступлении, а также обстоятельства, отягчающие или смягчаю­щие его ответственность. Так как признаки состава преступления, определенные уголовным законом, имеют существеннейшее значение для производи­мого следователем расследования, они, естественно, должны иметь и имеют столь же большое значение также для теоретических разработок в области ме­тодики расследований преступлений отдельных видов»1.

Эту же мысль об основополагающем значении уголовного права для криминалистической методи­ки высказывали и многие другие криминалисты. Так, А. Н. Колесниченко, неоднократно подчерки­вающий роль уголовного права для разработки ча­стных криминалистических методик, в одной из своих работ писал: «^Определяющую роль в рассле­довании и его методике играет квалификация пре­ступления, которая позволяет установить кон­кретные задачи расследования, что в свою оче­редь влияет на применение тех или иных мето-

201

до». Положения уголовного права помогают правильно опредег лить обстоятельства, подлежащие выяснению в ходе расследо­вания преступления»2.

Несколько подробнее остановимся на вопросе о значении для криминалистической методики уголовно-процессуального права.

Не будет преувеличением, если мы скажем, что нормы уго­ловно-процессуального права как в системе, так и в отдельно­сти являются определяющим фактором и источником крими­налистических методических рекомендаций. Эта их роль про-является в следующем.

1. Уголовно-процессуальный закон устанавливает общую процедуру расследования преступлений и изъятия из нее. На этой процедуре основывается структура частных криминали­стических методик, отражающая последовательность действий следователя и содержание этих действий на каждом этапе рас­следования.

Процессуальная процедура определяет обязательные про­цессуальные действия, а иногда и их последовательность и оп­ределенные временные границы их проведения. Все это играет роль «вех», «узловых моментов» процесса доказывания, обу­словливает его периодизацию и в известной степени содержа­ние планирования расследования. К тому же уголрвно-процес-суальный закон, устанавливая два порядка расследования и определяя компетенцию органов дознания-по делам, подслед­ственным органам предварительного следствия, тем самым влияет на состав первоначальных следственных действий, ^звестно, что по данной категории дел закон ограничивает круг неотложных следственных действий, которые вправе про-вести орган дознания после возбуждения уголовного дела. А это не может не отразиться и на методических рекомендациях.

В силу сказанного я^но, что изменение процессуальной про-цедуры самым непосредственным образом влияет на кримина­листическую методику в целом и на ту или иную частную кри­миналистическую методику в особенности. В подтверждение достаточно сослаться на изменение процессуальной процедуры по некоторым категориям дел о хулиганстве, повлиявшее на содержание соответствующей частной криминалистической методики. Поэтому криминалистическая методика как раздел криминалистической науки и система практически? рекомен­даций не остается нейтральной к процессам унификации или дифференциации уголовного судопроизводства.

Процесс дифференциации уголовного судопроизводства представляется нам реальным и необходимым. В этом нас убеждают как те законоположения, которые Подтверждают его реальность, так и те тенденции, которые наблюдаются в разви­тии советской уголовной политики. В случае выделения поня­тия уголовного проступка процесс дифференциации судопроиз-

202

водства, очевидно, получит Новый импульс. Мы не беремся оценивать вероятность изменения процедуры судебного разби­рательства по таким делам, хотя процессуальные новеллы по­следнего времени позволяют предположить такую возмож­ность. Следовательно, существенные изменения претерпят и соответствующие частные криминал истин еские методики. Они упростятся и станут более похожи на алгоритмы расследова­ния в собственном смысле этого понятия, т. е. на такие про­граммы действий следователя, которые вы глядят^ бол ее жест­кими и однозначными по сравнению с обычными частными методиками, где такие алгоритмы неизбежно многовариантны и менее категоричны3.

Жизнь подтвердила правоту сторонников упрощения по­рядка судопроизводства по ряду уголовных дел: в январе 1985 гдда соответствующие изменения были внесены в процессу* альное законодательство.

Но такой упрощенный порядок расследования, а тем более упрощенная процедура судебного разбирательства требуют, чтобы качество рассмотрения дела в суде по-прежнему обеспе­чивало реализацию всех принципов советского уголовного про­цесса, незыблемость демократических основ отправления пра­восудия. Поэтому возрастает важность научной разработки средств и приемов судебного следствия с тем, чтобы даже при упрощении процедуры предварительного производства гаран­тировать полное, объективное и справедливое рассмотрение де-па в суде. Возникает вопрос о разработке криминалистической методики судебного разбирательства.

Инициатором постановки этого вопроса был Л. Е. Ароцкер. Поскольку никто, включая и автора настоящей работы, иссле­дованием этой проблематики не занимался, мы ограничимся кратким изложением концепции Л. Е. Ароцкера4.

Различия в исходных данных у следователя и 'суда, в их процессуальном положении, в характере и процессуальных ус­ловиях деятельности не позволяют суду при судебном разби­рательстве использовать ту же методику, которая была приме­нена следователем в ходе расследования, хотя знание методик расследования небесполезно для суда, так как помогает в пра­вильном выборе методики судебного разбирательства.

Методика судебного разбирательства отдельных категорий уголовных дел должна обеспечить всесторонность, полноту и объективность исследования в соответствии с требованиями .шкона, проверку всех доказательств, положенных в основу об­винения, на началах устности, непосредственности и непре­рывности; восполнение пробелов расследования, необходимое для рассмотрения в суде лел определенной категории; выявле-иие обстоятельств, способствовавших совершению преступле­ния. Она зависит от двух групп обстоятельств, учитываемых пишь в совокупности. Первая группа включает обстоятельства,

bez-ukazaniya-okonchaniya-sroka-dejstviya-metodika-vipolneniya-izmerenij-massovoj-koncentracii-ionov-ammoniya.html
bez-viz-po-vsem-vidam-pasportov-vklyuchaya-vnutrennie.html
bez-vtorogo-eto-svoboda-ili-konec-svobodnoj-voli-karl-renc-prosto-glotok-kofe-ili-besposhadnaya-milost.html
bezavarijnij-propusk-pavodkovih-vod-v-habarovskom-krae-provedut-v-tri-etapa-informacionnoe-agentstvo-vostok-media-20032012.html
bezdna-neznaniya-11-profilaktika-vampirizma-punkt-12-krov-otvet-na-voprosi-punkt-13.html
bezdomnij-kniga-izdaetsya-v-avtorskoj-redakture.html
  • occupation.bystrickaya.ru/ob-utverzhdenii-polozheniya-o-gosudarstvennih-nagradah-pridnestrovskoj-moldavskoj-respubliki-ukaz-prezidenta-pridnestrovskoj-moldavskoj-respubliki.html
  • write.bystrickaya.ru/geologicheskaya-harakteristika-kuzneckogo-alatau.html
  • reading.bystrickaya.ru/lekciya-vojni-treh-gosudarstv-s-tanskim-kitaem-obedinenie-korei-pod-egidoj-silla.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/pedagogicheskie-tehnologii-v-shkole-girba-eyu-kpn-zamestitel-direktora-po-nmr-moudpo-uchebno-metodicheskij-centr.html
  • university.bystrickaya.ru/esli-bi-u-letchika-bil-hvost-vse-bi-videli-kak-on-ego-podzhimaet-stranica-5.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/professionalnogo-obrazovaniya--postanovlenie-pravitelstva-rf-ot-30082001-n-640.html
  • report.bystrickaya.ru/issledovatelskaya-rabota-frontovoj-put-uchitelej-avtor-ryabova-viktoriya-anatolevna-20-11-1998-g-r-uchenica-11-klassa-mou-volipelginskaya-sosh.html
  • urok.bystrickaya.ru/programma-disciplini-reshenie-olimpiadnih-zadach.html
  • desk.bystrickaya.ru/otkritoe-more-konspekt-lekcij-batichko-vik-t-taganrog-2011-g.html
  • occupation.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-samara-samarskij-gosudarstvennij-tehnicheskij-universitet-2015-pechataetsya-po-resheniyu-metodicheskogo-soveta-fgo-samgtu-udk.html
  • school.bystrickaya.ru/access-chast-4.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/formion-phormio.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/konferenciya-izmerenie-i-sodejstvie-progressu.html
  • spur.bystrickaya.ru/laboratornij-praktikum-en-f-02-informatika.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/kontrolnie-pismennie-raboti-k-zachetu-5-kurs-zo-2010-g.html
  • uchit.bystrickaya.ru/teoriya-yazika.html
  • crib.bystrickaya.ru/itogovij-doklad-kardiologicheskoj-gruppi-po-nestabilnosti-gemodinamiki-u-novorozhdyonnih.html
  • write.bystrickaya.ru/glava-9-brudnij-a-a.html
  • nauka.bystrickaya.ru/vishli-na-bolshuyu-rechku-a-d-kolesnikov-a-d-kolesnikov.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/razdel-xv-pravila-ohrani-truda-na-avtomobilnom-transporte-razdel-i.html
  • znanie.bystrickaya.ru/4-narusheniya-arterialnogo-krovyanogo-davleniya-pri-endokrinnih-zabolevaniyah-vidi-etiologiya-patogenez.html
  • shkola.bystrickaya.ru/statistika-zhivotnovodstva.html
  • paragraf.bystrickaya.ru/zaregistrirovano-v-nacionalnom-reestre-pravovih-aktov-stranica-20.html
  • tasks.bystrickaya.ru/12-svedeniya-o-studencheskom-tvorcheskom-kollektive-svedeniya-o-studencheskih-tvorcheskih-kollektivah.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/realizuemie-obrazovatelnie-programmi-obsheobrazovatelnie-programmi-nachalnogo-obshego-v-tom-chisle-programmi-specialnih-korrekcionnih-obrazovatelnih-uchrezhdenij-7-i-8-vida.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/v-kieve-proshla-xix-mezhdunarodnaya-vistavka-zdravoohranenie-2010.html
  • esse.bystrickaya.ru/rajonnij-konkurs-na-luchshee-sochinenie-i-referat.html
  • thesis.bystrickaya.ru/programma-elektivnogo-kursa-po-himii-himiya-v-promishlennosti-stranica-2.html
  • school.bystrickaya.ru/altajskij-etnos-v-sisteme-rossijskoj-gosudarstvennosti-chast-3.html
  • urok.bystrickaya.ru/programma-68-chasov-2-chasa-v-nedelyu-vvedenie.html
  • reading.bystrickaya.ru/matematicheskie-kompetencii-ladnaya-tematika-referatov-esse-i-kursovih-rabot-studentov-po-razdelam-programmi.html
  • education.bystrickaya.ru/132-novie-formi-adaptivnih-struktur-1organizacionnie-strukturi-upravleniya-4.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/glava-3-sinopsis-ili-chto-bilo-ranshe.html
  • pisat.bystrickaya.ru/tema-k-vo-chasov-integrirovannij-kurs-ekologiya-dlya-uchashihsya-5-9-klassov-osnovnoj-shkoli-koncepciya-programma.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/primernaya-programma-disciplini-sd-f-02-optika-lazerov-rekomenduetsya-minobrazovaniem-rossii-dlya-specialnosti.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.